Займ реальная сделка

Новеллы в законодательстве о займах

Займ реальная сделка

Алексей Нянькин

Cтарший партнер Адвокатского бюро г. Москвы “Нянькин и партнеры”, адвокат (адвокатская палата Московской области)

специально для ГАРАНТ.РУ

С 1 июня 2018 года вступят в силу поправки, внесенные в главу 42 Гражданского кодекса (“Заем и кредит”). Изменения в ГК существенно расширят практику заемных отношений, считает Алексей Нянькин, старший партнер Адвокатского бюро “Нянькин и партнеры”, член адвокатской палаты Московской области.

Наш эксперт расскажет, какие нормативные положения направлены на восстановление баланса интересов сторон заемных отношений, даст оценку новых норм по сравнению с действующими.

К новеллам, которые могут иметь принципиальное значение для изменения подхода к заемным отношениям, относятся следующие нормативные положения.

Законодатель предусмотрел возможность заключения консенсуальных займов, которые смогут выдавать юридические лица на условиях обещания передачи денег через определенный договором срок. Реальные займы, при которых договор считается заключенным только с момента передачи предмета займа, заключаются на прежних условиях (ст. 807 ГК РФ).

В действующей редакции этой статьи, когда реальность договора требует в качестве подтверждения действительности договора фактической передачи денег или вещей, исключается возможность заемщика понудить заимодавца к выдаче займа либо требовать возмещения убытков в связи с невыполнением заимодавцем своего обещания предоставить заем. Такое обещание в конструкции реального договора юридической силы не имеет (на это указывалось Федеральным арбитражным судом Московского округа еще в кассационном постановлении от 22 августа 2000 г. № КГ-А40/3748-00). В свою очередь, когда между экономическими субъектами возникают длительные однородные заемные отношения, в том числе и товарного характера, поддержание их стабильности требуется какое-либо обеспечение, в том числе и условиями договора. В новой редакции ст. 807 ГК РФ такая возможность юридически закреплена, что расширяет права субъектов коммерческой деятельности в реализации своих ожиданий от контрагентов.

В настоящее время конструкция консенсуального займа могла быть применена в случаях с так называемыми “товарными” кредитами.

Однако правовое регулирование отношений, связанных с обещанием исполнить в будущем взаимные обязательства по передаче вещи и их последующему возврату, связано с правовым явлением “смешанный договор”, поскольку содержит элементы других гражданско-правовых договоров (купля-продажа, поставка, контрактация, мена и пр.). Таким образом, назвать на сегодня заемными отношениями товарный кредит вряд ли можно.

В новой редакции ГК РФ предусмотрено значительно больше мер, направленных на защиту интересов заемщиков от недобросовестных займодавцев (в том числе и при наличии признаков кабальности).

Так, ч. 5 ст.

809 ГК РФ предусмотрено, что размер процентов за пользование займом по договору займа, заключенному между гражданами или между юридическим лицом, не осуществляющим профессиональной деятельности по предоставлению потребительских займов, и заемщиком-гражданином, в два и более раза превышающий обычно взимаемые в подобных случаях проценты и поэтому являющийся чрезмерно обременительным для должника (ростовщические проценты), может быть уменьшен судом до размера процентов, обычно взимаемых при сравнимых обстоятельствах. В этом нашли продолжение многочисленные разъяснения Верховного Суда Российской Федерации по спорам о начислении и взыскании процентов по договору займа, а также нормы Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ “О потребительском кредите”.

Пленумом ВС РФ в п. 1 Постановления от 23 июня 2015 г. № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ” разъяснил, что по общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Доказательств обратного истцам по искам о признании кабальными отдельных условий заемных (кредитных) договоров представить практически невозможно.

Это в большинстве случаев влекло за собой безусловное удовлетворение требований микрофинансовых организаций, получающих порой сверхприбыли от кредитной деятельности.

Практика применения действующих норм о займе не предусматривает возможность снижения процентов, оговоренных сторонами в договоре, даже при внешних признаках кабальности (250-730% годовых).

Применение в этой ситуации положений ст.

333 ГК РФ (“Уменьшение неустойки”) представляется судам невозможным, так как проценты по договору займа являются частью основного обязательства, снизить которые, в принципе, нельзя.

Таким образом, законодательное закрепление понятия “ростовщические проценты” и нормативный подход к их оценке позволят судам при оценке условий о процентах восстанавливать баланс между заемщиком и займодавцем.

Технический характер носит определение законодателем размера займа для соблюдения письменной формы договора между физическими лицами, который будет составлять 10 тыс. руб. (в настоящее время – это заем, не превышающий 10 МРОТ).

Изменено положение, при котором договор займа признается беспроцентным, если иное не оговорено договором (ч. 4 ст. 809 ГК РФ в новой редакции). К таковым отнесены займы между физическими лицами, а также физическим и юридическим лицом на сумму менее 100 тыс. руб. (сейчас – 50 МРОТ), а также займы, предметом в которых выступают не деньги, а иные вещи.

Внесено изменение и относительно момента, когда обязательство по возврату долга кредитной организации считается исполненным (ч. 3 ст. 810 ГК РФ в новой редакции).

Если сейчас для исполнения обязанности по возврату займа (кредита) деньги должны быть зачислены на банковский счет заемщика, то в новой редакции моментом исполнения обязательств заемщиком является поступление денежных средств в банк, в котором размещен банковский счет.

В этой части более слабая сторона – заемщик, получает дополнительную защиту, ведь держатель счета практически всегда выступает кредитором. Зачисление денежных средств на счет может занимать до нескольких дней, а в силу действующих нормативных положений риск несвоевременного зачисления платежа, а значит и начисления пеней, лежит на заемщике.

Внесены изменения в круг вещей, которые наряду с деньгами могут выступать в качестве предмета займа. Наряду с имеющимися в настоящее время деньгами и вещами, определенными родовыми признаками, в качестве предмета займа могут выступать ценные бумаги.

Отдельно законодатель остановился на регулировании займа, который осуществляется путем размещения облигаций.

Если договор займа заключен путем размещения облигаций, в облигации или в закрепляющем права по облигации документе указывается право ее держателя на получение в предусмотренный ею срок от лица, выпустившего облигацию, номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента. Ст. 816 ГК РФ, в которой в настоящее время определено понятие “облигация” как ценная бумага, будет исключена из действующей с 1 июня 2018 года редакции кодекса.

Все это должно позволить расширить инструментарий профессионального рынка займов и кредитов, что в свою очередь направлено на рост привлекательности рынка оборота ценных бумаг.

Давно среди российских цивилистов обсуждался вопрос об исчислении сроков исполнения обязанности по предоставлению кредита в случаях перекредитования между теми же субъектами заемных отношений.

Законодатель дополнил ст.

819 ГК РФ положением, согласно которого, если кредит используется должником полностью или частично для исполнения обязательств по ранее предоставленному тем же кредитором кредиту и в соответствии с договором кредит используется без зачисления на банковский счет должника для исполнения ранее предоставленного кредита, такой кредит считается предоставленным с момента получения должником от кредитора в порядке, предусмотренном договором, сведений о погашении ранее предоставленного кредита. Это позволит избежать споров между сторонами относительно безденежности новых обязательств, возникающих без фактической выдачи нового кредита.

В то же время нельзя не отметить, что неизменными остались положения относительно признания займа незаключенным по безденежности.

При этом, по-прежнему использование свидетельских показаний при доказывании безденежности не признается допустимым (за исключением, если договор займа, подлежащий заключению в письменной форме, был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств). Важным представляется изменение подхода судов к оценке в качестве письменных доказательств копий расписок, договоров, иных письменных доказательств, которые в ряде случаев единственно свидетельствуют об объеме соглашения сторон и подтверждают передачу займа заемщику. Суды продолжают отмечать, что ксерокопия (фотокопия) письменного доказательства передачи суммы займа при отсутствии оригинала сама по себе не может быть признана допустимым доказательством. Однако это не препятствует сторонам заявлять ходатайство о проведении экспертного исследования в отношении ксерокопии письменного доказательства, а результаты судебной экспертизы в совокупности с другими доказательствами, могут в своей совокупности опровергнуть довод заемщика о безденежности заемного обязательства.

Заметим, что приведенные выше новеллы будут подлежать применению в отношении займов, заключенных после вступления в законную силу изменений в ГК РФ, то есть с 1 июня 2018 года. Однако новые подходы могут использоваться в экономическом планировании хозяйствующих субъектов, в первую очередь в части заключения соглашений об обещании займов (консенсуальных займах).  

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/nyankin/1145387/

Вс пояснил, как отличить реальные договоры займа от фиктивных в банкротном деле

Займ реальная сделка

8 октября Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 308-ЭС20-8307 по обособленному спору о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности кондитерской фабрики перед обществом по девяти договорам займа.

Нижестоящие суды не нашли признаков аффилированности в спорных договорах займа

В июне 2015 г. ООО «Инвест» и ООО «Кондитерская фабрика «Мишкино» заключили девять договоров займа. В дальнейшем фабрика была признана банкротом, а поскольку она не вернула заемные средства, ее контрагент обратился с заявлением о включении задолженности в размере 587 млн руб. в реестр требований кредиторов.

В ходе судебного разбирательства ПАО КБ «Центр-Инвест», будучи конкурсным кредитором должника, возражало против удовлетворения такого требования. В частности, банк утверждал о наличии аффилированности между обществом «Инвест» и кондитерской фабрикой.

Кредитная организация ссылалась на то, что спорные договоры займа имеют признаки сделок нестандартного характера, так как кредитор выдает последующие займы без исполнения предыдущих обязательств, при этом длительное время не обращается с требованием о возврате ежемесячных процентов и суммы основного займа, предоставляет отсрочку исполнения обязательств и изменяет статус выплаты процентов с ежемесячного на единовременный в конце срока. Такие действия кредитора, по мнению банка, необъяснимы с точки зрения цели юрлица в виде извлечения прибыли от своей деятельности. Подобные факты, полагал банк, могут свидетельствовать о подаче заявления о включении требований в реестр исключительно с целью уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества , приходящихся на долю независимых кредиторов.

https://www.youtube.com/watch?v=MZHi02x-F9U

Тем не менее три инстанции удовлетворили требование «Инвест», исходя из надлежащего подтверждения им наличия задолженности.

Суды отметили наличие в материалах дела надлежащим образом заверенных договоров займа, дополнительных соглашений к ним, актов сверки взаимных расчетов по каждому из договоров, платежных поручений, а также финансовой и бухгалтерской отчетности, подтверждающей отражение полученных заемных средств и проводку финансовых операций по каждому из договоров по бухгалтерским регистрам.

В связи с этим суды указали на реальность заключенных договоров займа и фактическое перечисление заемных средств на счет должника.

При этом они отметили, что ссылки банка без представления конкретных доказательств на определенные хозяйственные связи между должником и рядом хозяйственных обществ не обосновывают, как указанные взаимоотношения влияют на возможность признания заявителя аффилированным по отношению к должнику. Суды также отклонили доводы о фиктивном характере взаимоотношений сторон договоров займов, так как их выдача производилась обществом «Инвест» за счет собственных средств, оно получало от кондитерской фабрики проценты за пользование финансированием, что свидетельствовало о реальной экономической деятельности общества и отсутствии у него намерения причинить вред иным кредиторам должника.

Суды также сочли, что общество «Инвест» не имело цели контролировать процедуру банкротства, поскольку общий размер включенных в реестр требований составляет около 3 млрд руб., в то время как требования заимодавца составляют не более 590 млн руб.

ВС согласился с выводами нижестоящих инстанций

Впоследствии ПАО КБ «Центр-Инвест» оспорило судебные акты в Верховный Суд.

В своей кассационной жалобе банк указал, что стороны спорных договоров займа являются аффилированными лицами и находятся под контролем семьи Узденовых, члены которой использовали расчетные счета общества, должника и иных лиц, входящих в группу, в качестве транзитных. Банк также отмечал, что наличие подобного контроля над сторонами договоров займа подтверждается как многочисленными публикациями в СМИ, так и посредством анализа выписок из ЕГРЮЛ.

После изучения материалов дела № А53-5830/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам заключила, что возражения банка против требований ООО «Инвест» по существу сводились к фиктивности спорных займов ввиду того, что денежные средства проходили через счет общества и должника транзитом, не опосредуя реальные хозяйственные отношения, а создавая лишь видимость этого в целях искусственного формирования задолженности (ст. 170 ГК РФ).

«Такая версия может выглядеть убедительной, только если предположить, что действия как кредитора (общества), так и заемщика (кондитерской фабрики) координировались из единого центра принятия управленческих решений, иными словами, если общество и должник были аффилированы по признаку вхождения в одну группу лиц, объединенную общими экономическими интересами», – отметил Суд.

ВС добавил, что банк не оспаривал, что между должником и обществом отсутствовали формально-юридические признаки аффилированности.

«В то же время доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение юридической связанности, но и фактической, наличие которой имеет место тогда, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15 июня 2016 г. № 308-ЭС16-1475)», – указано в определении.

Как пояснил Верховный Суд, для определения аффилированности сторон заемных отношений необходимо было доказать, что спорные сделки являлись нестандартными с точки зрения заведенной в гражданском обороте практики поведения.

Ранее банк отмечал, что общество «Инвест» в качестве займа предоставляло денежные средства, полученные от нескольких хозяйственных обществ, кондитерской фабрике, которая, в свою очередь, перечисляла эти деньги этим же хозобществам.

Тем самым, как полагал банк, заемные денежные средства возвращались тем лицам, которые их и предоставили заимодавцу, что свидетельствовало о закольцованном характере движения денег.

Тем не менее высшая судебная инстанция указала на необоснованность таких доводов банка, выборочно ссылавшегося на операции, которые могли подтвердить его правовую позицию, игнорируя остальные факты. «Так, как пояснял в отзыве временный управляющий, значительная часть заемных денежных средств (около 196 млн руб.) направлена на погашение долга по кредиту перед АО «Альфа-Банк», – указал Суд.

– Иные средства направлялись на выплату кредита заявителю кассационной жалобы (банку), выплату заработной платы работникам фабрики, на исполнение обязательств по уплате обязательных платежей, на расчеты с контрагентами за поставленную продукцию и проч., то есть фактически заемные средства использовались на нужды кондитерской фабрики, для поддержания ее обычной хозяйственной деятельности».

Верховный Суд добавил, что со стороны как общества, так и должника имело место обычное предпринимательское взаимодействие, не выходящее за пределы разумного и добросовестного осуществления гражданских прав, а финансирование предоставлялось реально на условиях, доступных обычным (независимым) участникам рынка, и использовалось на собственные нужды заемщика. Таким образом, ВС оставил в силе судебные акты нижестоящих инстанций.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева полагает, что при кажущейся простоте фабулы рассматриваемого дела оно наполнено огромным количеством фактуры, анализом многоступенчатого владения и тесных экономических связей разветвленной группы лиц, в которую, по мнению банка, входят как должник, так и кредитор.

«Именно на этом основании банк и выступал за отказ кредитору во включении в реестр – по мотиву фактической аффилированности, в связи с чем должник в схеме движения денежных средств выступал, по мнению кредитной организации, в качестве транзитного звена, а договоры займа имеют мнимый характер, применению подлежит ст.

170 ГК РФ», – пояснила она.

По словам эксперта, практика применения различных стандартов доказывания в делах о банкротстве уже несколько лет разрабатывается Верховным Судом, поэтому определение является очередным вкладом ВС в развитие этого безусловно важного процессуального института.

«Процесс распределения бремени доказывания при заявлении возражений против требований иных кредиторов в реестр выглядит таким образом: кредитор, подавший требование к реестр, изначально обязан представить ясные и убедительные доказательства в подтверждение своего права требования к должнику, а кредитор, оспаривающий правомерность требования иного кредитора к должнику, заявляет свои возражения prima facie, то есть “на первый взгляд”, иными словами, ему необходимо породить разумные сомнения в том, что заявляющий требование кредитор является аффилированным, а сделка – мнимой», – рассказала Наталья Васильева.

Она отметила, что, в случае если факт аффилированности будет доказан, на аффилированного кредитора переходит бремя доказывания обоснованности права требования к должнику, то есть факта заключения реальной сделки, уже исходя из еще более повышенного стандарта доказывания, а именно: «вне всяких разумных сомнений».

«Обращает на себя внимание то, что довод банка об аффилированности кредитора и должника через ряд физических лиц, в том числе Тимура Узденова, который входил в группу кредитора и одновременно являлся поручителем должника перед иной кредитной организацией, вошедший в текст определения о передаче дела на рассмотрение коллегии, в итоговом определении ВС РФ никакой оценки не получил. Также не были учтены Верховным Судом сведения, изложенные в многочисленных публикациях СМИ, на которые указывал Банк в кассационной жалобе и упоминание о которых также было включено в определение о передаче дела на рассмотрение ВС РФ; из них следует, что должник находится под контролем Тимура Узденова», – подытожила Наталья Васильева.

Старший юрист АБ «Бартолиус» Татьяна Стрижова добавила, что Верховный Суд в очередной раз возвращается к проблеме распределения бремени доказывания по спорам о включении требований аффилированных кредиторов в реестр. Она отметила, что в рассматриваемом деле с учетом повышенного стандарта доказывания было исследовано значительное количество доказательств.

«В частности, судом апелляционной инстанции истребованы и проанализированы расширенные выписки о движении денежных средств как по счетам самого должника, так и по счетам общества, благодаря чему исключены обстоятельства транзита денежных средств с использованием счетов должника, проанализированы источники поступления и расходования денежных средств сторонами договоров займа. Судами также проанализирован и установлен реальный характер инвестиционной деятельности общества на постоянной основе, определен его коммерческий интерес в заключении спорных сделок, а также проанализировано поведение последнего на предмет экономической обоснованности. При таком объеме и “качестве” представленных доказательств доводы банка о возможном “семейном” контроле за внутригрупповым движением средств, по мнению Верховного Суда, с наименьшей вероятностью свидетельствовали о нестандартном предпринимательском взаимодействии», – заметила юрист.

По ее словам, позиция ВС вызывает особый интерес тем, что Суд ориентирует правоприменителей на допустимость использования такого стандарта доказывания, как «баланс вероятностей» при разрешении споров в ситуации, когда позиции обеих сторон не подтверждаются безупречными однозначными доказательствами, но при этом в сравнении между собой одни доводы выглядят более убедительными, чем другие. «Так, Коллегия, применяя “баланс вероятностей”, отмечает, что “…при установленных судами обстоятельств наиболее вероятное положение дел выглядит таким образом, что со стороны как общества, так и должника имело место обычное предпринимательское взаимодействие, не выходящее за пределы разумного и добросовестного осуществления гражданских прав”», – подчеркнула Татьяна Стрижова.

Адвокат, советник INTELLECT, арбитражный управляющий Сергей Гуляев полагает, что Верховный Суд продолжил смягчать выработанный им же в середине 2016 г. и развитый впоследствии правовой подход касательно требований из договоров займа в делах о банкротстве.

«Ранее ВС РФ занимал очень жесткую позицию в отношении займов, при которой даже косвенное подозрение в аффилированности должника и кредитора могло привести к отказу во включении требований в реестр требований кредиторов.

Данная позиция в свое время дала положительный результат, количество дел о банкротстве, контролируемых «дружественными» по отношению к должнику кредиторами, требования которых как раз происходили из договоров займа, стало минимальным.

В дальнейшем ВС РФ начал свою позицию смягчать, последовал ряд актов, в которых указывалось, что наличие аффилированности само по себе не свидетельствует о мнимом характере займа, необходимо именно фактическое обоснование нереальности заемных отношений», – пояснил он.

По словам эксперта, такой подход был вновь продемонстрирован в рассматриваемом деле: ВС РФ с учетом отсутствия надлежащих доказательств наличия аффилированности и наличия документов, подтверждающих реальность заемных отношений, сделал вывод об обоснованности требований кредитора.

«Примечателен тот факт, что ВС РФ продолжает линию строгого контроля над требованиями, вытекающими из договора займа, хотя он в итоге согласился с позицией нижестоящих судов.

Учитывая низкий процент передачи кассационных жалоб, подаваемых в ВС РФ, именно на очное рассмотрение судебной коллегией, в данном случае жалоба была рассмотрена, доводы и обстоятельства были изучены Судебной коллегией по экономическим спорам, только после этого сделан вывод о реальности заемных отношений», – отметил Сергей Гуляев.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-kak-otlichit-realnye-dogovory-zayma-ot-fiktivnykh-v-bankrotnom-dele/

Договор денежного займа — Эльба

Займ реальная сделка

Деньги берут и дают в долг. Чтобы защититься от обмана, заключают письменный договор займа по правилам Главы 42 Гражданского кодекса. 

Шаблон договора займа с юрлицом  

Полностью доверять шаблону договора не стоит: в нём типовой текст. Пункты надо переписывать под свою ситуацию. Мы подготовили разбор, какие условия займа можно менять и чего опасаться.

Наши рекомендации подойдут для займов на закупку товара, помощи своему ООО, учредителю или работнику. Микрозаймы и банковские кредиты оформляют по другим правилам.

Договор займа и расписка: что оформить

Займы бывают на словах, по договору и по расписке — ст. 808 ГК РФ.

Договор займа — это документ с подробностями о передаче денег, дате возврата и процентах. Договор подписывают займодавец и должник. У каждого остаётся экземпляр.

Расписку пишет должник в подтверждение, что деньги получены. Подробных условий в ней обычно нет. Деньги дают на общих правилах из закона. Расписку хранит у себя займодавец и отдаёт должнику после погашения. 

Граждане между собой могут передавать до 10 000 ₽ на словах. При бóльших суммах понадобится договор или расписка. 

Юридические лица берут и выдают займ по письменному договору. В займах с ООО честным словом или распиской не обойтись. 

С ООО есть ещё пара нюансов. Если займ в обществе — крупная сделка или сделка с заинтересованностью, это обговаривают со всеми учредителями. Иначе непосвящённый партнёр оспорит займ в суде. Деньги заставят вернуть, проценты сгорят, а на директора повесят убытки.

Если займ передали без документов, совсем не значит, что деньги пропали безвозвратно. В таком случае для заемщика заработают правила о неосновательном обогащении и долг придётся вернуть. Правда, займодавцу можно забыть о процентах.

Что предусмотреть в договоре займа

Неважно, кто вы — заёмщик или займодавец. Ваша задача — сформулировать и записать условия под свою ситуацию. Пристегнитесь и отредактируем вместе шаблон договора.

Предмет договора

Займодавец даёт заёмщику деньги в долг. Это суть договора займа по ст. 807 ГК РФ.

По займу есть следующие варианты договорённости:

Источник: https://e-kontur.ru/enquiry/1428/dogovor-zayma

Был заем реальный, стал консенсуальный. Изменения гражданского законодательства с 01 июня 2018

Займ реальная сделка

Заемные отношения – одни из самых распространенных видов обязательственных отношений между участниками экономического оборота. Поэтому изменение правил, по которым теперь будут выдаваться займы коснутся как частных лиц, так и предпринимателей.

Эти изменения вступили в силу 01 июня 2018 года и уже применяются к отношениям сторон по договорам займа в Российской Федерации.

Теперь организация или предприниматель, выдавая заем, могут решить в договоре вступает ли он в силу с момента подписания (консенсуальная модель займа) или, как это было ранее, договор считается заключенным только с момента фактической передачи денег или иного имущества (реальная модель займа).

В чем же разница?

Разберем чуть более подробно, чем отличаются консенсуальные договоры от реальных.Отличие между двумя этими конструкциями заключается в том, когда договор вступает в силу.

Консенсуальный договор вступает с момента согласия (от латинского consensus — согласие) сторон с условиями договора и надлежащего оформления этого согласия (подписание договора, акта, обмен письмами, нотариальное заверение).

Реальный договор (от латинского re– вещь) вступает в силу с момента передачи вещи или иного имущества. Таким образом реальные договоры представляют собой двухступенчатую модель – сначала согласовали условия, потом передали имущество (деньги, акции, облигации, иное имущество ст. 128 ГК РФ).

Гражданский кодекс допускает обе модели в соответствии со статьей 433 Гражданского кодекса. Однако на некоторые договоры накладываются ограничения. Так договор займа до 01.06.2018 мог быть только реальным.После вступивших изменений заемные отношения в соответствии с п.

1 статьи 807 Гражданского кодекса РФ допускает для предпринимателей обе модели займа: 1) когда согласовали количество и условия передачи денег, товара, имущества; 2) когда передача состоялась. Для заимодавцев физических лиц заем по-прежнему остается только реальным.

Для чего это нужно.

Ранее одной договоренности о займе было мало, чтобы обязать заимодавца предоставить заем. Поэтому стороны предпринимательских отношений, для которых часто важно получить заем после наступления определенного условия или через определенный промежуток времени, вынуждены были вступать в заемные отношения с колоссальной степенью риска.

  Часто либо заимодавец (кредитор) был вынужден рисковать и выдавать заем в тот момент, когда заемщик (должник) еще не может его использовать и неизвестно сможет ли. Например, если заем нужен на закупку урожая, урожай взойдет только летом; либо деньги нужны на развитие приложения, которое еще не доведено до стадии внедрения.

С другой стороны, заемщик должен был рисковать, договариваясь с потенциальным кредитором о предоставлении займа, но понимая, что кредитор может не выдать обещанные средства при наступлении момента, когда деньги фактически понадобятся.

А исключить для бизнеса возможность привлекать инвестиции или заемные средства заранее – это практически равносильно возврату предпринимательской активности к натуральному хозяйству. Ведь успешный бизнес-проект сегодня обязательно базируется на продуманном бизнес-плане.

А каждая фаза реализации бизнес-плана должна предполагать своевременное наличие определенных средств.Консенсуальная модель позволяет бизнесу привлекать займы заранее, обеспечив выдачу займа в нужный момент договором.

При этом кредитор застрахован от выдачи дефолтного (невозвратного) займа тем, что может в одностороннем порядке отказаться от договора, если видит, что заем не сможет быть возвращен заемщиком своевременно или точно будет использован не в соответствии с целевым назначением.

Простой пример.

Вы договорились с контрагентом, что выдадите ему заем для осуществления им закупки сезонной продукции. Теперь вам не нужно предоставлять деньги по факту согласования условий. Договор вступает в силу с момента подписания.

И у вас будет период времени, чтобы внимательнее присмотреться к вашему заемщику и к моменту, когда понадобится осуществить отгрузку средств ему на счет, вы сможете быть уверены или по крайней мере добросовестно рассчитывать на своевременный возврат и целевое использование с его стороны. Ведь у вас будет достаточно времени на проведение должной процедуры due diligence (проверка контрагента), а ваш заемщик будет адекватно реагировать на ваши запросы, зная, что от степени его открытости будет зависеть фактическое исполнение уже подписанного и имеющего законную силу договора.

Для решения более сложных заемных задач рекомендуем заранее проконсультироваться с юристом. Первичная консультация юриста в Legal Support осуществляется бесплатно: +74959297089

Источник: https://legalsupport.ru/news/consensual-real-loan-contracts.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.