Судебное заседание по уголовному делу видео

Верховный суд опробует способ онлайн-участия в процессе через веб-камеры

Судебное заседание по уголовному делу видео

МОСКВА, 20 апреля. /ТАСС/. Верховный суд России опробует применение способа онлайн-участия в судебных заседаниях посредством веб-камер. Об этом журналистам сообщили в пресс-службе суда.

Там напомнили, что “на данный момент законодательно предусмотрено право участников судебных процессов обращаться в суды с заявлением о своем участии в судебном заседании путем использования систем видеоконференцсвязи”, то есть по гарантированным каналам связи, которые есть в судах и других госорганах (прежде всего в учреждениях ФСИН). В связи с этим Верховный суд с 2019 года изучает возможность применения во время заседаний в судах, помимо видеоконференцсвязи, также веб-видеоконференцсвязь, которая позволит участникам судебных заседаний подключаться напрямую через интернет из своего офиса или дома.

Как отметили в Верховном суде, “возможность участия в судебном заседании с использованием веб-видеоконференцсвязи из офисных или жилых помещений будет обеспечена внедрением в судебную деятельность технологии биометрической аутентификации участника судебного заседания по лицу и голосу”. Это потребует проведения ряда технических мероприятий в судах.

Верховный суд России во вторник, 21 апреля, в пилотном варианте проведет несколько судебных заседаний с применением веб-камер.

“Для этих целей участникам процесса предоставляется право через личные кабинеты заблаговременно до даты судебного заседания направить в суд соответствующее заявление и документы, подтверждающие их полномочия, а также пройти идентификацию и аутентификацию через портал государственных услуг.

В случае удовлетворения судом такого заявления участнику судебного заседания направляется в личный кабинет и на электронную почту гиперссылка на подключение к виртуальному залу судебного заседания Верховного суда”, – рассказали в пресс-службе.

В день заседания его участники подключаются к системе видеоконференцсвязи с личных компьютеров или гаджетов, для подтверждения своей личности авторизуются на портале государственных и муниципальных услуг, а после проверки их личности и полномочий судом они могут быть допущены к участию в судебном заседании. В высшей судебной инстанции заметили, что “развитие дистанционного участия в судебных заседаниях должно способствовать уменьшению рисков распространения COVID-19”.

Правосудие онлайн

Значимость веб-видеоконференцсвязи, отметили в суде, не ограничивается снижением рисков здоровью в период пандемии, а имеет более широкий спектр применения.

“Сейчас и в дальнейшем данная технология позволит полноценно участвовать в судебных процессах лицам с ограниченными возможностями, что, безусловно, повысит уровень реализации права на судебную защиту таких лиц”, – отметили в пресс-службе.

Верховный суд первым получил возможность организовать веб-участие благодаря отечественному производителю многоточечной видео-конференц-связи “Винтео”.

Для масштабного применения веб-технологии в других судах “необходимо провести интеграционные и коммуникационные мероприятия, согласование всех процессуальных процедур”, поскольку это предусматривает применение негарантированных каналов связи с судом, отметили в Верховном суде.

Ограничения видеоконференцсвязи

Как сообщили ТАСС в судебных кругах, внедрение веб-связи может дать сильный импульс в развитии онлайн-участия в судебных процессах. Накануне исполнилось 20 лет с начала применения видеоконференцсвязи в российских судах.

Она связывает по защищенным каналам более 8 тыс.

точек по всей стране (суды, а также 862 учреждения ФСИН – следственные изоляторы, тюрьмы, воспитательные и исправительные колонии, туберкулезные и психиатрических больницы и тому подобное).

С 2018 года к системе видеоконференцсвязи стали подключаться мировые участки судей (в РФ их более 7,5 тыс.). Действующая в судах видеоконференцсвязь позволяет обеспечить одновременно от 3 до 250 подключений к единому мероприятию. Вместе с тем для полномасштабного применения требуется оснастить ею 75% из 15 тыс. залов судебных заседаний всех 2,4 тыс.

федеральных судов (пока ею оснащены лишь 46% от необходимого числа).

В 74% судов районного звена системой оборудован только один зал для рассмотрения уголовных дел, поэтому чаще всего видеоконференцсвязь используется для рассмотрения дел с участием находящихся под стражей, а также при рассмотрении дел кассационными и апелляционными судами общей юрисдикции, расположенными во многих километрах от суда первой инстанции.

В связи с этим пока суды часто вынуждены отклонять ходатайства о дистанционном участии сторон в рассмотрении гражданских, административных и арбитражных дел. В 2019 году, согласно судебной статистике, суды применяли видеоконференцсвязь при рассмотрении 195 тыс. дел и материалов, или в 0,5% от их общего числа (в 2018 году – 128 тыс., в 2015 году – 43 тыс. дел).

Из них 99 тыс. раз видеоконференцсвязь применялась по уголовным делам, в большинстве случаев, когда речь шла о замене назначенного наказания, в 688 случаях – при избрании меры пресечения. В 2019 году видеоконференцсвязь применялась 50 тыс. раз при рассмотрении гражданских и административных дел и 46 тыс. раз – при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/8287385

Владимир Путин подписал закон об онлайн-трансляции в СМИ и интернете из зала суда. Что это значит?

Судебное заседание по уголовному делу видео

Владимир Путин подписал одобренный Госдумой и Советом Федерации законопроект об онлайн-трансляции судебных заседаний в СМИ и интернете.

Таким образом, в Уголовно-процессуальный кодекс в скором времени будут внесены поправки о праве суда запрещать или разрешать прямые трансляции. Судьи получат возможность ограничивать трансляции по времени, а также указывать место в зале, откуда их можно будет вести.

Также они смогут запретить трансляцию процесса в интернете в случае, если это может помешать порядку ведения судебных заседаний.

Изменения касаются как уголовных процессов, так и гражданских, арбитражных и административных. Документ опубликован на интернет-портале правовой информации.

— Проведение фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки, а также трансляции открытого судебного заседания по радио, телевидению или в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании.

Также в законе четко прописано, что вести трансляции с заседаний на стадии досудебного производства строго запрещено. На этой стадии рассматриваются ходатайства следствия об избрании и продлении меры пресечения, а также жалобы на действия следователей.

— Трансляция открытого судебного заседания на стадии досудебного производства по радио, телевидению или в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» не допускается.

В тексте законопроекта не поясняется, как именно судьи должны трактовать слова о «трансляции в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Под это определение может попадать текстовая онлайн-трансляция, то есть «передача репортажа через интернет» в интернет-СМИ, микроблог «Твиттер» или социальные сети, например, «Фейсбук».

Именно так трактует законопроект экс-депутат Государственной Думы Дмитрий Гудков.

— Любой суд сможет теперь запрещать присутствующим в зале рассказывать о том, что там происходит. Не просто видео или фото, но даже твиты. Это удар по независимым СМИ, работающим с таким форматом, от «Новой» до «Медиазоны». Это удар по нашим с вами правам. Это удар по самой системе правосудия, потому что темные дела творятся в темноте.

После того как Дмитрий Гудков опубликовал этот пост в «Фейсбуке», среди его подписчиков завязался спор о том, подпадают ли под ограничения текстовые онлайн-трансляции (в том числе твиты). В результате пришли к выводу, что сейчас трактовать закон однозначно довольно трудно и, скорее всего, в него потребуется вносить дополнительные уточнения.

Так, если в законопроекте отдельно не оговаривается, что серия твитов или онлайн-репортаж на сайте интернет-СМИ не являются «трансляцией», то суды могут автоматически получить возможность трактовать это понятие широко и запретить даже текстовый онлайн, что противоречит решению Верховного суда. Ранее в постановлении от 2012 года он закреплял право журналиста вести текстовые трансляции в интернете с открытых судебных заседаний. Ограничить это право суд не мог.

Из слов юриста правозащитного движения «Агора» Дамира Гайнутдинова также следует, что закон предполагает запрет и на текстовые трансляции. Его слова приводит издание «Медиазона», которое специализируется на ведении онлайн-трансляций из зала суда — как текстовых, так и видео.

— Законопроект не запрещает делать записи, но записи можно делать и в ноутбуке. Со стороны ведь непонятно, что вы делаете. Но, скорее всего, по каким-то резонансным делам это будет мониториться.

И, соответственно, если на сайте «Медиазона» будут появляться трансляции, а в зале присутствует корреспондент «Медиазоны», то понятно, что вас вычислят и, скорее всего, выведут из зала и, возможно, к вам какие-то санкции будут применены.

Принятую норму Дамир Гайнутдинов называет «самым репрессивным законом в сфере уголовного процесса, принятым в последнее время».

— Строго говоря, этот закон, не давая дополнительных прав, очень серьезно ухудшает ситуацию с гласностью и открытостью судов. Ведение трансляций не может нарушить порядок проведения судебных заседаний.

Отныне в протоколе суда будут перечислены все СМИ, которые вели онлайн-трансляцию процесса. Материалы трансляций будут прилагаться к уголовному делу.

Официальный представитель Свердловского областного суда Екатерина Масленникова заверила 66.RU, что нововведения не касаются текстовых онлайн-трансляций в интернет-СМИ.

С ней согласен и управляющий партнер юридической фирмы «Юста Аура» Евгений Дедков. По его мнению, ничего «революционного» в новых поправках нет, закон носит уточняющий характер.

В данном случае речь идет лишь о легализации видеотрансляции в Сети, чего не было ранее.

Юрист напоминает, что судья и раньше мог запретить фотосъемку, видеозапись и трансляцию судебных заседаний. Это предусмотрено действующими нормами процессуального права.

— Эти изменения в процессуальное законодательство не имеют какого-то революционного характера, а являются догоняющими уточнениями вслед за развитием техники и информационных технологий.

Так, например, уже многие годы действуют нормы о том, что с разрешения председательствующего судьи допускается кино- и фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания суда по радио и телевидению. Теперь этот перечень дополнен указанием на трансляцию в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Одновременно установлено, что теле-, радио- и интернет-трансляция судебного заседания суда не может осуществляться в открытых судебных заседаниях на стадии досудебного производства по уголовному делу.

Речь о судебных заседаниях в порядке осуществления судом контроля за законностью действий или бездействия следствия путем рассмотрения поступивших жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, например, при обжаловании в суде законности возбуждения уголовного дела. После того как уголовное дело будет передано в суд для его рассмотрения по существу, данные ограничения не действуют.

Случаи, когда судьи запрещают фото- и видеосъемку процесса, нередки. Однако помешать порядку ведения судебных заседаний трансляция в интернете не может, считает Евгений Дедков.

— Если говорить о законодательной новелле — легализации видеотрансляций в интернете, то здесь нет никаких особенностей по сравнению с иными способами освещения судебного разбирательства.

Основной постулат заключается в том, что приоритетная цель судебного процесса — рассмотрение дела и вынесение по нему законного судебного акта. Осуществление фотосъемки, видеозаписи или трансляции хода заседания не должно отвлекать и мешать судье и участникам судебного процесса.

Например, недопустимо произвольное перемещение лица, осуществляющего съемку или трансляцию, по залу, в котором проходит процесс, с целью выбора желаемого ракурса съемки.

Часто журналисты могут делать только протокольную съемку, которая не представляет особого интереса. Для того чтобы это происходило как можно реже, Верховный суд РФ специально оговаривает, что запрет возможен только в тех случаях, если ведение съемки нарушает права участников процесса.

— Если суд придет к выводу, что фотосъемка, видеозапись, киносъемка, трансляция хода открытого судебного разбирательства не приведут к нарушению прав и законных интересов участников процесса, то он не вправе их запретить только по причине субъективного и немотивированного нежелания участников процесса такой фиксации.

Отказ суда в удовлетворении такой просьбы должен быть мотивированным, при этом просьба к суду о разрешении фотосъемки, видеозаписи или трансляции судебного заседания и решение судьи отражаются в протоколе. По сути, на сегодняшний день это всё, что мешает судьям рассматривать громкие дела за закрытыми дверями.

— Такой отказ не может быть обжалован в вышестоящую инстанцию, а посторонние лица, присутствующие в судебном заседании, в принципе не наделены правом на обжалование актов суда.

Однако согласно разъяснениям Верховного суда РФ, намеренное создание судьей условий, ограничивающих или исключающих доступ лиц, не являющихся участниками процесса, в том числе журналистов, в открытое судебное заседание, или условий, препятствующих его фиксации, свидетельствует о нарушении профессиональной этики судьи, а значит может явиться основанием для обращения с жалобой на имя председателя соответствующего суда или в квалификационную коллегию судей.

Депутат Госдумы РФ от партии «Единая Россия» Андрей Альшевских, авший за внесение изменений в УПК, считает, что обсуждать закон, который практически уже принят, смысла нет — теперь его можно только исполнять (66.RU попросил депутата объяснить, почему он ал за принятие закона, когда тот был одобрен Госдумой в третьем чтении, но еще не успел получить одобрение Совета Федерации).

— Согласно регламенту, в третьем чтении предусмотрено одно обсуждение, и то от фракции. Поэтому если есть вопросы к тому или иному закону, то их нужно было задавать при рассмотрении в первом чтении.

К третьему чтению у нас уже было выработано фракционное решение. Я не сторонник обсуждать и высказывать точку зрения после принятия. Мы живем в правовом государстве, и обсуждать закон уже после его принятия я не вижу смысла.

Принятый закон нужно исполнять.

При этом депутат отметил, что если к нему обратятся избиратели, которые укажут на то, что суды немотивированно пользуются правом запрещать онлайн-трансляции, то он готов выступить с инициативой о внесении поправок в уже действующий закон.

— Я не думаю, что суды пойдут по принципу отмены, потому что трансляции — это вещь хорошая и нужная. Но если такие вещи будут происходить, то я оставляю за собой право в случае обращения моих избирателей вносить поправки в уже действующий закон.

Он также добавил, что внесение изменений в УПК, по его мнению, сделает судебные заседания более открытыми.

— Если процессы будут обсуждаться в обществе более широко благодаря трансляциям судебных заседаний, то многих промахов системы, которые, к сожалению, есть сейчас, можно будет избежать.

Это особенно актуально после процесса, на котором человека осудили за репост, а потом прокуратура сама признала, что не видит в его действиях состава преступления.

Я думаю, что следить за процессами будет интересно и познавательно и силовым структурам, и адвокатскому сообществу.

Получить комментарии по поводу принятого закона от судей Свердловского областного суда во время подготовки материала не удалось. Ранее в суде отказались комментировать принятый Госдумой РФ в третьем чтении законопроект до тех пор, пока он не будет окончательно утвержден Советом Федерации и подписан президентом.

архив 66.ru

Источник: https://66.ru/news/society/195779/

запись судебных заседаний: кому и зачем это нужно?

Судебное заседание по уголовному делу видео

Законопроекты[1], предусматривающие введение обязательной видеозаписи судебных заседаний в уголовном, гражданском и административном судопроизводстве, двинулись через Госдуму чрезвычайно быстро.

14 марта 2016 года комитет под руководством Павла Крашенинникова настоятельно рекомендовал депутатам принять их.

Рассматривать в первом чтении по календарю палаты их должны были 23 марта, однако почему-то обсуждение прошло досрочно — уже 18 марта за принятие законопроекта скоропостижно и единогласно проали 444 депутата.

Существующее регулирование

Сейчас УПК и ГПК упоминают возможность использования средств аудио- и видеозаписи в ходе судебного заседания ради составления письменного протокола, но не регулируют порядок фиксации.

Кодексы также умалчивают о правовом режиме и значении аудио- и видеозаписи и о соотношении их с письменным протоколом, о возможности участников получить копию записи.

По УПК и ГПК аудио- и видеопротоколы сейчас — это процессуальное нечто или даже ничто.

АПК предписывает суду вести аудиозапись во время проведения каждого судебного заседания. С учетом разъяснений Пленума ВАС аудиопротокол является основным средством фиксации хода заседания, письменный протокол — дополнительным.

Согласно КАС аудиопротоколирование каждого судебного заседания обязательно, видеозапись может вестись. Участники вправе получить копию записей.

Изменения без цели

По смыслу одобренных в первом чтении законопроектов и сопроводительных материалов к ним, наряду с традиционным письменным протоколом, обязательной должна стать видеозапись каждого судебного заседания суда.

Но из текста проектов в текущем виде неясно, что будет с аудиофиксацией в арбитражном процессе, каково соотношение аудио- и видеопротокола в административном и арбитражном процессе.

Разумные вопросы о соотношении записей и письменного протокола, на которые в своем официальном отзыве на законопроект обратил внимание Верховный суд, пока также остаются без ответа.

Представитель Минюста Дмитрий Аристов устно объяснил, что, по логике разработчиков, предлагаемые поправки обеспечат соблюдение принципа процессуальной экономии.

запись будет использоваться как вспомогательный материал — при рассмотрении жалобы на протокол. Но непонятно, какой жалобы. Речь может идти, во-первых, о жалобе на судей, например, председателю суда. Во-вторых, об обращении в квалификационную коллегию.

В-третьих, речь может идти о процессуальном документе — апелляционной или кассационной жалобе.

Но без детальной проработки этого вопроса, без четкого понимания целей и задач видеофиксации в принципе и особенно в текущих экономических условиях ввести ее в обязательном порядке на каждом судебном заседании, вплоть до заседаний мировых судей, было бы верхом легкомыслия.

Принимается не какая-нибудь ведомственная инструкция и даже не внутренние правила какого-либо суда.

Любые нововведения, связанные с изменениями в процессуальные кодексы, должны в итоге обеспечивать выполнение задач, предусмотренных соответствующими кодексами, и прежде всего эффективную защиту прав и законных интересов граждан и организаций.

Если взглянуть на видеофиксацию хода судебных заседаний сквозь призму защиты прав участников процесса, то, во-первых, безусловным благом она становится, когда гарантирует процессуальные права, то есть когда видеопротокол является доказательством наряду с письменным протоколом и лица, участвующие в деле, имеют право ознакомиться с ним и получить его копию. Именно так сейчас работает в арбитражном процессе обязательная аудиозапись. Во-вторых, видеопротокол является гарантией реализации принципа гласности, что менее предпочтительно для участников споров, чем режим доказательства, но тоже неплохо. Но если мыслится борьба за транспарентность, то видеозаписи должны быть доступны для публики на сайте суда. Однако, судя по содержанию текстов законопроектов и по их обсуждениям в Госдуме, инициаторы принятия закона не имели в виду ни первый, ни второй варианты. Тем не менее они хотят оказаться впереди планеты всей.[tag:teaser:458]

Разумная альтернатива

Если же ставить во главу угла цели защиты прав участников процесса и обеспечения транспарентности, а заодно задуматься об экономии средств госбюджета, то наиболее приемлемой была бы идея аудиопротоколирования с закреплением возможности любого интересующегося лица, а не только участников процесса получить за плату копию аудиопротокола любого открытого судебного заседания. С точки зрения вынесения правильного решения имеет значение, что говорится во время судебного заседания. И для фиксации происходящего вполне достаточно аудиозаписи, а какое у судьи при этом выражение лица, юридически безразлично. Жизнеспособность и эффективность этого варианта фиксации были подтверждены более чем 5-летним опытом работы арбитражных судов.

В своем отзыве на законопроект ВС совершенно разумно предлагает Госдуме не отказываться от идеи аудиопротоколирования, которая была основной в том числе и в ФЦП «Развитие судебной системы России на 2012-2013 годы». съемка могла бы проводиться в некоторых судах (Верховный суд РФ, Мосгорсуд и пр).

«Концепция Ольги Егоровой»

В Мосгорсуде видеозапись судебных заседаний ведется с ноября 2013 года по инициативе председателя Ольги Егоровой.

Такая видеофиксация, по ее словам, предназначена для решения конфликтных ситуаций, когда поступает жалоба относительно ведения процесса. Однако участники процесса доступа к видеозаписям не имеют, «поскольку это не предусмотрено законодательно».

записи некоторых, как правило, наиболее резонансных процессов по уголовным делам выкладываются на официальном сайте суда.

В Мосгорсуде таким образом реализована концепция видеофиксации хода судебных заседаний для внутреннего пользования.

И на данном этапе работы над проектами о тотальной съемке, похоже, предполагается, что ее введение — реализация «концепции Ольги Егоровой».

Суть ее в том, чтобы избранные, «кому надо», могли посмотреть, как было на самом деле, и чтобы каждый судья знал, что «незримое око» непрерывно наблюдает за ним.

Получается, что единственная понятная пока цель — контроль над судьями, но не налогоплательщиков, на чьи средства планируется реализация проекта, а председателя суда, квалифколлегии или даже президентской комиссии по кадрам.

Но если уровень доверия к судьям у исполнительной и законодательной власти таков, что хочется иметь возможность погрозить им видеозаписью, то для этого не стоит править кодексы.

Более чем трехлетний опыт Мосгорсуда наглядно показывает, что видеофиксация возможна и без изменения процессуального закона.

И вряд ли сопоставимо с предполагаемыми тратами (единовременно 1,96 млрд руб. на федеральные суды и 3,44 млрд руб. на мировые плюс 1,63 млрд руб.

ежегодно) количество случаев вопиющего беззакония, которые могут быть зафиксированы с помощью видеосъемки — как со стороны судей, так и со стороны участников процесса.

Обеспечение дисциплины возможно и более дешевым способом: вместо сплошной видеофиксации можно разрешить видеосъемку участникам процесса и публике. Это, кроме внесения изменений в кодексы, не требует никаких затрат. Это был бы апогей реализации принципа гласности.

Примечания
[1] Законопроекты № 965483-6 и № 965487-6

Источник: https://legal.report/videozapis-sudebnyh-zasedanij-komu-i-zachem-eto-nuzhno/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.