Правильное применение закона

Применение закона и подзаконных актов

Правильное применение закона

Правоприменение – это решение конкретного дела, жизнен­ного случая, определенной правовой ситуации. Это «приложение» закона, общих правовых норм к конкретным лицам, конкретным обстоятельствам.

Действия правоприменяющего лица или органа направлены на то, чтобы развитие отношений между людьми и их формированиями шло в русле закона. Применением правовых норм занимаются компетентные органы и должностные лица, и только в рамках предоставленных им полномочий.

В качестве ис­ключения по воле государства полномочиями применять отдель­ные законы могут быть наделены общественные органы. Так, на­пример, профсоюзы применяют некоторые нормы трудового за­конодательства.

Применение закона имеет место там, где адресаты правовых норм не могут реализовать своих предусмотренных законом прав и обязанностей без своего рода посредничества компетентных го­сударственных органов.

Нельзя получить пенсию, очередное во­инское звание, отсидеть на гауптвахте, реализовать свое право на отдых (получить очередной отпуск) и т.д. без разрешения компе­тентного органа, хотя бы к тому времени были в действительности налицо все условия, предусмотренные законом для возникновения прав и обязанностей.

Другими словами, часть правовых норм ре­ализуется через правоприменение, правоприменительную дея­тельность, правоприменительные акты.

Применение права – это властная организующая деятель­ность компетентных органов и лиц, имеющая своей целью обес­печить адресатам правовых норм реализацию принадлежащих им прав и обязанностей, а также гарантировать контроль за дан­ным процессом.

Определенная последовательность совершения комплексов действий в ходе правоприменения дает основание говорить о трех стадиях правоприменительной деятельности. Это 1) установление фактических обстоятельств дела; 2) установление юридической ос­новы дела; 3) решение дела.

Единственным изначальным основанием начала процесса при­менения правовых норм является наступление предусмотренных ими фактических обстоятельств.

Поэтому первая стадия право­применения состоит в установлении юридических фактов и юри­дических составов (совокупностей различных фактов).

Это могут быть «главные факты» и факты, подтверждающие главные, но обязательно те и в том объеме, как того требует нормальное раз­решение юридического дела. В ряде случаев круг обстоятельств, подлежащих установлению, обозначен в законе.

Часто сбор доказательств и предварительное установление фак­тов являются делом одних лиц, а вынесение решения по делу – других. Однако правоприменяющий орган в этом случае обязан убедиться в достаточности фактов и их обоснованности.

Ни прокурор, утверждающий обвинительное заключение, ни судья, который рассматривает уголовное дело, ни директор пред­приятия или начальник УВД, издающий приказ о поощрении ра­ботника, не могут отнестись к своим обязанностям формально, по­лагаясь на представленные материалы.

Целью первой стадии правоприменительного процесса яв­ляется достижение фактической объективной истины. Поэтому особое внимание законодательство уделяет доказыванию.

В нем фиксируется, какие обстоятельства нуждаются в доказывании, а какие – нет (общеизвестные, презумпции, преюдиции), какие факты доказываются определенными средствами (например, экс­пертизой).

Окончательная оценка доказательства является всегда делом правоприменителя. Установление юридической основы дела включает:

– нахождение нормы, подлежащей применению;

– проверку правильности текста акта, в котором содержится искомая норма;

– проверку подлинности нормы и ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц;

– уяснение содержания нормы.

Все указанные действия служат одной цели — правильной квалификации фактов, а значит, упрочению законности и пра­вопорядка, поэтому могут быть объединены в одну стадию. Ко­нечно, они тесно смыкаются и переплетаются в действительнос­ти с действиями, составляющими содержание предшествующей стадии.

Особо следует сказать о той стадии, когда правоприменитель не находит нормы, регулирующей установленные факты. Из этого следует, по меньшей мере, два вывода: или законодатель не считает необходимым регулировать данные обстоятельства и принимать по ним какие-либо решения юридического характера, или налицо пробел в законе.

При пробеле в законе правоприменителю предписывается за­конодателем разное поведение. Одно из них закреплено в Уголов­ном и Уголовно-процессуальном кодексах.

Здесь действует прин­цип: «Нет преступления и проступка, нет наказания и нет взыс­кания без закона».

Естественным выходом для практика в такой ситуации является отказ в возбуждении производства по делу, вы­несение оправдательного решения.

В отношениях, не связанных с признанием деяния преступле­нием или административным проступком, действует другое пра­вило. Гражданское законодательство, например, допускает воз­никновение гражданских прав и обязанностей непосредственно в силу общих начал и смысла гражданского законодательства. Ссы­лаясь на отсутствие конкретного закона, нельзя, таким образом, отказать в правосудии.

Средствами преодоления пробела по спорам, возникающим из цивильных правоотношений, а также по делам особого производ­ства и спорам, вытекающим из административно-правовых отно­шений, являются аналогия закона и аналогия права.

Аналогия закона означает решение дела на основе закона, ре­гулирующего сходные с рассматриваемыми отношения.

Аналогия права — решение на основе общих начал и смысла законодательства.

Аналогия разрешена повсюду, где нет специального запреще­ния и где сам нормодатель не связывает наступление юридических последствий только с конкретным законом. Режим законности диктуетряд требований к использованию аналогии:

1) решение дела по аналогии допустимо только в случае пол­ного отсутствия или неполноты правовых норм;

2) сходство анализируемых обстоятельств и обстоятельств, предусмотренных имеющейся нормой, должно быть в существен­ных, равнозначных в правовом отношении признаках;

3) выводы по аналогии недопустимы, если она прямо запре­щена законом или если закон связывает наступление юридических последствий с наличием конкретных норм;

4) исключительные нормы и изъятия из общих законодатель­ных правил могут приниматься во внимание только тогда, когда рассматриваемые обстоятельства также являются исключитель­ными;

5) выработанное в ходе использования аналогии правоположение не должно противоречить ни одному из действующих пред­писаний закона;

6) решение по аналогии предполагает поиск нормы вначале в актах той же отрасли права, и только за неимением таковой возможно обращение к другой отрасли и законодательству в целом.

Правоприменительный акт – это государственно-властный индивидуально-определенный акт, совершаемый компетентным субъектом по конкретному юридическому делу с целью опреде­ления наличия или отсутствия субъективных прав или юриди­ческих обязанностей и определения их меры на основе соответ­ствующих правовых норм и в интересах их осуществления.

Правоприменительные акты (их многообразие см. на рис. 1) представляют самостоятельную ценность по причине их особой роли, необходимости и полезности в механизме правового воздействия на общественные отношения. Ценность правоприменительных актов состоит также и в том, что они реализуют опре­деленные социальные цели вместе (одновременно) с нормативны­ми правовыми актами.

Результативность в достижении стоящих перед правоприменительными актами целей (мера этой резуль­тативности) свидетельствует об их эффективности. Она может быть высокой, значительной, средней степени, недостаточной, низкой.

Выявление эффективности правоприменительного акта связано со сложным делом определения всех целей акта, резуль­татов его действия, соизмерения результатов с целями, учетом неизбежных издержек.

Рис. 1. Виды актов применения норм права.

Эффективность правоприменительных актов проявляется в том, что они приносят определенный результат совместно с дру­гими средствами (в том числе правового) воздействия. Но эффективность правоприменительных актов следует, прежде всего, ви­деть в выполнении ими своих собственных целей, своей роли в общей системе средств воздействия на поведение людей.

Полная эффективность правоприменительных актов дости­гается тогда, когда все их цели – и ближайшие, и отдаленные, и конечные – выполнены с наименьшим ущербом для общества, с меньшими экономическими затратами, в наиболее короткий срок(рис. 2).

Рис. 2. Реализация права

Источник: https://studopedia.ru/18_7065_primenenie-zakona-i-podzakonnih-aktov.html

Толкование закона: виды, значение и применение

Правильное применение закона

Толкование закона в современной юриспруденции несет большое значение.

Ведь это помогает разобраться в многообразии норм не только гражданам государства, но и глубже понять суть правотворческой деятельности профессиональным юристам.

А для того чтобы навсегда разложить информацию «по полочкам» в голове, необходимо знать четкое определение толкования закона, его виды, типы, способы и значение, что весьма немаловажно!

Об объекте и предмете

В качестве объекта толкования в юридическом смысле всегда выступают нормативно-правовые акты. Иными словами, их совокупность или отдельно взятая норма закона.

Так как теория государства и права является весьма сложной и многогранной наукой, читателю необходимо обратить внимание на такой элемент, как предмет толкования права, в роли которого выступает мыслительная деятельность и воля законодателя.

Именно интеллектуальный посыл должен быть отражен в правовой норме и подвергаться детальному толкованию.

Понятие и структурные элементы

Толкование законов РФ представляет собой деятельность субъектов права интеллектуально-волевого характера, которая направлена, в первую очередь, на уяснение смысла субъектом, а затем, разъяснение нормы закона иным лицам. Обязательный признак толкования заключается в издании особого юридического акта.

Так, исходя из вышеприведенного определения, стоит отметить основные элементы:

  • Уяснение. Это мыслительная деятельность, не выходящая за рамки сознания одного субъекта (толкующего).
  • Разъяснение. Является следствием уяснения, смысл которого заключается в более подробном разъяснении смысла воли и посыла законодателя другим субъектам права, то есть выражается в обычном объяснении смысла нормы на основании выводов толкующего лица.

Таким образом, процесс толкования закона направлен на формирование внутреннего понимания, а уже в последующем – подробное объяснение воли законодателя.

Важно помнить, что рассматриваемое действие в обязательном порядке состоит из двух элементов.

Значение толкования уголовного закона, гражданского права, административной сферы, а также иных отраслей заключается в качественном результате, который возможен только после глубокого уяснения и осмысления, а затем подробного разъяснения.

О способах осмысления законодательства: общая характеристика и виды

Далеко не каждый профессионал в юридической сфере может заниматься толкованием закона, что уж и говорить о гражданах, которые не сталкивались с областью права. Узкая направленность и специфика деятельности порождают многочисленные ошибки и неточности в разъяснении смысла закона. Именно поэтому в мире существует так много юридических ошибок.

Тем не менее, профессиональными юристами-практиками, а также мастодонтами научного мира были созданы приемы толкования, которые используются при выяснении смысла нормы. Сюда стоит отнести филологический, систематический, а также логический и исторический. Перечисленные «схемы» являются наиболее часто используемыми способами толкования норм закона.

Филология и грамматика: русскоязычное разъяснение норм

Первым и наиболее понятным среди видов толкования закона является филологический способ, который также носит второе название – грамматический.

Он подразумевает уяснение воли законодателя путем изучения внутреннего строения слова, его структуры, а также синтаксического анализа предложения.

Прежде всего, компетентным лицом осуществляется внутренний разбор слова или фразы, а затем определяется зависимость словосочетаний друг от друга, выделяются главные и второстепенные члены предложения, обращается особое внимание на окончания и множественность.

При филологическом разборе статьи закона важно учитывать юридическую специфику. Именно поэтому специалисты делают акцент на употребление союзов (соединительных и раздельных), а также детально анализируют формы глаголов и причастий. Здесь впору приводить примеры с фразой «казнить-помиловать», где поставленная запятая вокруг слова «нельзя» определяет смысл.

Взаимосвязь и системность

Толкование закона – процесс сложный и многогранный. При издании какой-либо нормы или буквы нормативного акта, законодатель в обязательном порядке должен соблюдать принцип системности. Только так можно определить взаимосвязь с другими статьями и положениями.

Систематический вид толкования определяет анализ фразы законодателя только во взаимосвязи с другими нормами. Так, во внимание берется не только структура отдельного документа, но и вся юридическая база.

Например, смысл статьи, определяющей уголовную ответственность за нанесение тяжкого вреда здоровью в результате дорожно-транспортного происшествия, понятен только после изучения ПДД.

А это уже отдельный документ административного характера.

Систематическое толкование федерального закона, подзаконных актов возможно путем обращения к одной из тем теории государства и права, посвященной ссылочным и бланкетным нормам. Кроме того, происходит анализ общих и специальных положений, где юридической силой обладают исключительно последние.

Ярким примером выступает ст. 80 Семейного кодекса, определяющая обязанность родителей о материальном содержании детей. Однако ст. 120 этого закона выделяет исключение из этого правила. Так, ст. 80 не действует в случае обретения несовершеннолетними полной дееспособности, например, при выходе замуж или женитьбе ребенка.

Логика – основа основ

Виды толкования закона, рассмотренные ранее, являются весьма понятными, так как предполагают использование конкретных приемов и способов.

Например, филологи прекрасно разбираются в разделах грамматики, а юристы осведомлены о действиях норм.

На фоне этого ярко выделяется логический способ толкования права, который подразумевает использование философских и научных приемов для уяснения смысла буквы закона.

Компетентных специалистов в данной области найти весьма непросто. Посудите сами, понимаете ли вы смысл таких приемов, как логическое преобразование, синтез, анализ, умозаключение, аналогия, доведение до абсурда и так далее. Как правило, асами в логическом толковании выступают философы, а также научные деятели, которые обязаны в своих работах указывать используемые приемы.

Обращаем внимание на историю!

Понятие и толкование закона осуществляются не только в моменте «здесь и сейчас». Так, исторический способ включает в себя обращение и анализ предпосылок возникновения нормы. Интерпретатор в обязательном порядке изучает исторические условия, в результате появления которых была издана та или иная норма.

Другой стороной исторического толкования выступает необходимость поиска проекта нормативного акта, поиск пояснительных записок, стенограмм, а также обсуждений в средствах массовой информации.

Виды толкования: официальная информация

Наравне со способами, существуют также несколько категорий уяснения и разъяснения смысла. Понятие и толкование закона может быть официальным. Это значит, что разъяснение норм дается уполномоченными на то представителями государственных органов. Информация публикуется в официальных источниках.

Официальное толкование подразделяется на два вида:

В первом случае отсутствует конкретный случай или ситуация. Нормативное толкование представляет собой типовую модель поведения, которая распространяется на все общественные отношения, регулируемые нормой или законом. Подобный вид толкования не дает новых норм, лишь краткое и понятное разъяснение действующих.

Кардинальное отличие казуального толкования заключается в анализе единичного случая, произошедшего на практике.

Если при нормативном виде анализируется исключительно модель, созданная законодателем на бумаге, то во втором виде происходит разбор ситуативных общественных отношений.

Цель казуального толкования состоит в анализе ситуации с целью недопущения ошибок в будущем, а также правильного и справедливого разрешения спорной проблемы. Как правило, это необходимо при участии двух физических лиц, реже – при взаимодействии с административными органами.

Нормативное и казуальное толкование закона судом является наиболее часто встречающимся, например, при издании Постановлений Пленумов.

Кто во что горазд: неофициальное разъяснение буквы закона

В рассмотренных ранее видах разъяснение является официальным и обязательным. Помимо этого, в юридическом мире существует такой вид толкования, как неофициальный.

Такое разъяснение не является обязательным, выражаться может как в виде устной речи, так и в форме письменного документа. Яркими примерами являются разъяснения, предоставляемые адвокатами, судьями, прокурорами в ходе консультативного приема граждан.

Неофициальное толкование, в свою очередь, также подразделяется на несколько подвидов:

  1. Профессиональное – может предоставляться только лицами, имеющими специальную юридическую подготовку: адвокатами, прокурорами, сотрудниками государственных органов, юрисконсультами.
  2. Обыденное – дается обычными гражданами, как правило, основывается на личной точке зрения и зависит от мировосприятия.
  3. Доктринальное – содержит рассуждения научных деятелей. Выражается в статьях, монографиях, книга, учебниках, брошюрах и так далее.

Уровни разъяснения законодательства

Наравне с видами и способами толкования закона существует такая категория, как типы подобной деятельности. Они полностью совпадают с видами официального разъяснения (нормативное и казуальное). Однако отличаются по уровню правового регулирования.

Так, к нормативному толкованию относят разъяснения Высших судов (Верховного и Конституционного). Разъяснительные документы не обладают юридической силой, однако, являются обязательными для исполнения всеми подчиненными органами.

Казуальное толкование осуществляется исключительно подчиненными судами или иными административными органами по определенным случаям.

Значение толкования права

Рассматриваемая деятельность пропитывает юриспруденцию не только в Российской Федерации, но и практически в каждой стране мира. Первостепенное значение для публикуемой нормы заключается в толковании законов. Понятие, виды и типы подобной деятельности определены с целью систематизации разъяснения права, а также обеспечения единого понимания воли законодателя.

Необходимость постоянного толкования заключается в следующем:

  1. Возможность применения установленной нормы в жизни, а также определение возможности ее использования в конкретных ситуациях.
  2. Детальное разъяснение научных терминов, понятий, определений и положений для граждан, не обладающих специальными юридическими познаниями и подготовкой.
  3. Часто незнание логических и грамматических приемов приводит к двусмысленности нормы, ее неясности и неопределенности. Толкование призвано искоренить подобные случаи.
  4. Воля законодателя, отраженная в правовой норме не всегда совпадает с текстовым смыслом закона. Так, приведение нормативных положений к «единому знаменателю», а также разбор общих и специальных положений, выявление возможных противоречий возможно только посредством грамотного уяснения и разъяснения законодательства.

Наравне с вышеизложенным, стоит отметить, что деятельность по толкованию выступает в качестве одного из средств правового воспитания граждан, поднимает уровень образования и правовой культуры, а также заставляет проводить глубокий анализ не только лицами, попавшими в конкретную ситуацию, но и должностными лицами, занимающимися правотворчеством.

Источник: https://FB.ru/article/461500/tolkovanie-zakona-vidyi-znachenie-i-primenenie

Правильное применение закона

Правильное применение закона

Можно усвоить бесчисленное количество уроков, наблюдая действие современных деловых принципов.

Прошлый цикл рукопашных конфликтов между людьми и нациями за обладание престижем, могуществом и богатством, близится к концу, но уже начался и быстро набирает силу другой цикл такой же всемирной борьбы, в которой уже человеческий мозг будет являться орудием и нападения, и защиты. Любые циклы всегда перекрывают друг друга в той или иной степени.

«Храбрый рыцарь» уже не пользуется переполненной зрителями ареной, дабы выказать свою доблесть и получить награду. Сцена кровавой резни изменяется, и теперь куда более великие битвы происходят в деловых конторах вздымающихся каменных глыб – небоскребов.

В роскошно обставленных приемных, представляющих собою преддверие к настоящей сцене действия – всей планете, разрабатываются грандиозные планы, результаты которых проносятся по всему миру, оставляя за собою, как в кильватере корабля, горечь, отчаяние, самоубийства и убийства, толкая тем самым бесчисленные множества мужчин, женщин и детей на улицу – просить милостыню или еще того хуже. И в то же время возникает целый класс чрезмерно деятельных, оптимистически настроенных людей, без умолку разглагольствующих о быстром развитии цивилизации. Финансовые магнаты, как называют многих из них, – это люди, которые бессердечно используют любое преимущество перед несчастными жертвами обмана и очень искусно манипулируют правами и привилегиями людей для своей личной выгоды. Последние же раболепствуют и преклоняются перед своими временными идолами до тех пор, пока в своем безумном стремлении урвать хоть что-нибудь от накопленного идолом богатства они находят лазейку, достаточно широкую, чтобы через нее можно было просунуть руку. Если же это им не удается, то ревность, зависть и отчаяние заставляют их сбрасывать идолов с пьедесталов, повергать в прах и предавать прежде уважаемые имена злословию и поношению. Точно так же в старину идолопоклонники повергали ими же сотворенных и раболепно обожаемых идолов, когда законы, управляющие жизнью, оборачивались против них, и бессилие идолов отвратить несчастье и вполне заслуженное наказание становилось мучительно очевидным. До тех пор пока теплилась надежда получить от них ответ на свои просьбы, идолы пребывали в безопасности. Но как только они оказывались неспособными исполнять все возрастающие просьбы, то все, что их создатели уже получили и, возможно, из того же самого источника, – все это забывалось, и в бешеной ярости люди разносили в щепки то, во что они вкладывали прежде свою веру.

И не имеет значения, будет ли это идол, король, правительство или же обыкновенный индивидуум, – эгоистичная, неблагодарная, предательская низшая человеческая природа в своей ярости вновь и вновь повторяет в каждом веке одну и ту же, давнюю трагедию.

А того, кто, узрев призраков грядущего кризиса, становится посреди бурлящей толпы, чтобы предупредить, уговорить, научить, – того неизбежно ожидает та же судьба, какая постигла Спасителей человечества от начала времен.

И хотя все сказанное Мною уму непосвященного покажется явным пессимизмом, на самом деле это далеко не так, ибо сам факт перенесения сцены действия из низшего, или материального, плана на высший, или ментальный, уже является моментом искупления во всей этой достойной сожаления ситуации.

Пока человечество не прочувствовало всего ужаса и всей грубости телесной борьбы и стычек, оно не могло (и не хотело) воздержаться от своего похотливого желания иметь физическое господство и выгоду.

Так и сейчас: пока человек не достиг полного понимания конечных следствий еще более ужасного, хотя и бескровного умерщвления невинных, что сейчас имеет место под видом бизнеса, а также того, что его сегодняшние орудия пыток вдесятеро более опасны и пострадавших от их использования будет вдесятеро больше, а грех от содеянного распространится намного дальше (ибо ментальная энергия гораздо выше и сильнее, нежели простая грубая сила), – до тех пор он не сможет даже приблизительно представить всей серьезности ситуации, в которую он попал. И до тех пор пока он не очнется, он не сделает и попытки изменить положение. Век за веком из Беспредельного Сердца Сострадания посылались Великие Души, заслужившие свой венец бессмертия; их разрывали на части и отбрасывали назад – к источнику бытия – подобно отвергнутому дару, который сначала измарают и осквернят грязными руками, а потом швыряют в лицо дарителю, и все из-за слепоты и эгоизма тех, чье зрение заволоклось кирпично-красным туманом страсти, застилающим их внутренний взор. И тем не менее битва только началась.

Стоит ли удивляться, что бедная, слабая человеческая плоть теряет почву под ногами при мысли о том остракизме, презрении, а также дубинке и веревке, что ожидают ее при встрече с теми, кто стоит на защите права и справедливости? Но самым жалким и низким из всех трусов рода человеческого является тот мужчина или та женщина, кто, болтая о братстве, о божественной любви и о божественном законе, прикрывает свою волчью шкуру одеждами добродушия и справедливости с целью сделать своей добычей слабых братьев; или не имеет хотя бы мужества обличения; или может оставаться безучастным при виде своих сотоварищей, получающих пощечины, избиваемых и разрываемых на части переполняющими их внутренними и внешними силами возмущения и бунта, и даже пальца не поднимет, чтобы помочь и поддержать их, а напротив, присоединяет и руку и голос к рукам и голосам общих врагов, чтобы уничтожить своих собратьев. И самое удивительное в этом странном, ненормальном положении такого человека – отсутствие у него понимания, что он навлекает на себя и на своих близких и любимых. Он не способен заметить, во что он вырядился, а если и замечает, то не желает сознаться в этом даже самому себе и, таким образом, продолжает опускаться в болото предательства и отрицания Братства, зная в то же время, что, будучи частью Единой Жизни, он не может нанести удара своему брату, без того чтобы этот удар не опустился на его же собственную голову.

Но даже и к таким, как эти, истинная душа обратится с жалостью и любовью, ибо она знает: ничто не может быть утеряно из мирового сердца – сердца всех вещей и созданий; что и заблудшая душа рано или поздно возвратится в свой прежний дом.

Быть может, она вернется, как та птица, которая, налетев на скалы, разбила крылья и утратила силу свою: безжизненной, беспомощной она падает на землю, становясь добычей для диких животных и забавой для небесных ветров; но она должна вернуться, ибо в Божественной Вселенной нет ни единого места, где хотя бы одна частица Бога могла затеряться навсегда.

Физическая боль и терзания ума могут довести до состояния беспомощности даже самого мужественного; но до тех пор, пока существует эгоизм, должна жить и боль, чтобы выполнять свою работу совершенствования. Изгоните эгоизм – и причина, и следствие боли уйдут вместе с ним, ибо эгоизм живет и развивается за счет потворства своим желаниям.

В часы вашей муки, скорби и слабости ваши мысли устремляются к высшему «Я» – Богу, Учителю или Спасителю. Вы осознаете вашу слабость и пытаетесь руками вашей души дотронуться в темноте до руки, которая придала бы вам мужество и устремляющую вверх силу, чтобы подняться, выйти из долины мрака и вступить на суровую стезю жизни.

Когда вас постигает несчастье и фортуна отворачивается от вас – из-за предательства других или из-за недостатка собственной мудрости, – вы также впадаете в подобное состояние слабости и снова тянетесь за помощью к Великому Безмолвию.

Вы будете скрывать эту кажущуюся слабость, этот зов о помощи от окружающих; и если вы были искренни, то ответ на вашу просьбу придет, как приходит всегда, если она разумна; но, увы, – все ваши усилия прекращаются с получением божественного ответа.

Возвратившиеся к вам бодрость и энергия, дела, требования окружающих вас людей отвлекают ваш ум; данные вами клятвы остаются невыполненными, а подчас и вовсе забытыми; свет, в какой-то момент наполнивший вашу душу, гаснет, ибо вы закрыли окна души, через которые этот свет входил.

Сострадание к тем, кто страдает теперь, как прежде страдали вы сами, подавляется в битве за материальные выгоды; сердце ваше ожесточается; иными словами, ваша душа умирает от голода, ибо вы не сумели обеспечить ее единственно нужной ей пищей, которая может быть получена лишь одним способом: послушанием закону спроса и предложения, обращения и получения.

Ваши жены и мужья, дети и друзья болеют, страдают и, случается, умирают или же несут какие-либо иные тяжелые потери, в точности соразмерные той, что претерпело сердце Всего Сущего из-за вашей трусости, неблагодарности и неспособности продолжить духовные обращения, которые помогли бы Божественному Отцу-Матери снабдить вашу душу пищей, необходимой для ее индивидуального роста.

Даже с поверхностной точки зрения покажется странным, чтобы обычный, умный, проницательный и исполнительный делец был бы столь неспособен применить законы, приносившие ему до сих пор успех в материальной плоскости, в отношении души или духовной жизни, – когда для него результат такого успеха оказался бы почти всем, что только стоит иметь, ибо позволяет удовлетворить желания, которые более непосредственно относятся к органам чувств души. Ведь его жизнь протекает в борьбе не из-за одних только телесных удобств и комфорта, но ради возможности наполнить эту жизнь прекрасными вещами с целью воспитать и удовлетворить его ум, ибо желание сосредоточено главным образом в уме. И все же такой человек почти всегда будет совершенно игнорировать высшее действие этих законов и не сделает и попытки оценить его. Он знает, что если он хочет выиграть в жизненной борьбе, то должен быть в состоянии удовлетворить или создать спрос на рынке. Он знает, что он, или его товары, должны вызвать такую оценку, чтобы ее результатом стала ответная волна благодарности в виде долларов. Он знает, что должен повторять свои усилия, удовлетворяя или создавая спрос снова и снова; что недостаточно сделать это лишь один раз и на этом успокоиться. И все же, при всем его знании действия этих универсальных законов, ему редко приходит в голову, что, продолжив свои усилия и пользуясь преимуществом действия тех же самых законов, с затратой лишь сотой доли той же самой энергии, он смог бы доставить себе бесконечно большее удовлетворение, напитать и поддержать свой ум и душу и таким образом достигнуть высшего развития, которого не может дать активность в низшей сфере действия. Его неспособность заметить утраченные им возможности заключается в том, что он не берется проследить логические следствия действия этих законов выше той точки, где материальные результаты уже не воспринимаются его физическим зрением; и вместе с тем он посмотрел бы на вас с усмешкой, если бы вы сказали ему, что позитивные и негативные законы, управляющие электричеством, отменили свое действие при сиянии какой-нибудь одной электрической дуги или что законы, управляющие звуком, прекратили бы свое действие при звучании какой-то одной ноты. Он знает, что каждый закон продолжает действовать во всей видимой Вселенной, совершая в точности одно и то же при одних и тех же обстоятельствах, и что он сам является неограниченным властителем тех обстоятельств, которые касаются действия этих законов на него лично. Поэтому, если бы он только довел свои умозаключения до логического конца, то едва ли ошибся, поняв бессмысленность всяких рассуждений о каких-то иных способах действия, кроме тех, что привели его к материальному успеху.

Источник: http://www.nnre.ru/yezoterika/uchenie_hrama_tom_i/p58.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.