Отмена обеспечительных мер в исполнительном производстве

Отмена обеспечительных мер – варианты и возможности должников. В помощь должникам – ответчикам

Отмена обеспечительных мер в исполнительном производстве

Доброго времени суток, мои дорогие читатели, подписчики и все, мимо проходившие, ленту Дзен листавшие, на мой канал случайно заглянувшие.

В апреле сего года я написала статью под названием: “Обеспечительные меры – что это такое и зачем они нужны? В помощь истцу при подаче иска”.

Сегодня же я предлагаю Вашему внимаю публикацию, в которой хочу представить “взгляд от обратного” – взгляд должника на такую неприятность, как применение в отношении имущества, ему принадлежащего, применения ОМ в виде, например, запрета совершать регистрационные действия с движимым и недвижимым имуществом, ареста денежных средств, хранящихся на счетах должника.

Поскольку вопрос о применении ОМ решается судом в день поступления такого ходатайства от Истца, Ответчик узнает о принятых мерах не сразу. И вот неприятная новость настигла должника – он получил Определение Суда / Постановление о возбуждении ИП от судебного пристава – исполнителя по почте (или зашел в магазин за покупками, а карта оказалась неактивной). Что делать?

В первую очередь, обратиться в ОСП непосредственно к судебному приставу – исполнителю и представить документы, подтверждающие, что у Вас имеются счета, к которым привязаны карты, имеющие исполнительский иммунитет. К таким счетам можно отнести, например, “зарплатный счет”, счет, на который поступают алименты или иные целевые денежные средства (пенсии, пособия).

Из предоставляемых документов должно четко следовать, что счет защищен от обременения.

Как правило, приставу предоставляются в виде ксеро – копий: Приказ о приеме на работу, трудовой договор, справку 2 НДФЛ, справку от работодателя о том, что на такой – то счет он перечисляет работнику заработную плату, выписку из Банка с печатью Банка о движении денежных средств по счету, в которой будет указано “зарплатный счет”, а по расшифровкам поступлений будет видно, что это именно заработная плата. Если на счет поступают иные денежные средства, к заработной плате не относящиеся, такой счет лишается исполнительского иммунитета. Кроме того, если человек работает по основному месту работы и не имеет работы по совместительству, у него может быть только 1 зарплатный счет (что совершенно логично).

Следует отметить, что “кредитные счета” не имеют исполнительского иммунитета) – наложение ареста на денежные средства по “кредитному” счету приставом вполне законно.

Право должника обратиться в ОСП разъяснено в тексте самого постановления судебного пристава – исполнителя.

Дело в том, что Суд, применяя ОМ в отношении счетов, не рассматривает вопроса о том, на какие счета (доходы) можно обращать взыскание, а на какие нельзя – он просто своим Определением дает распоряжение судебному приставу -исполнителю: “наложить арест на денежные средства в пределах заявленных истцом исковых требований”, а судебный пристав делает “рассылку” постановления в электронном виде по всем Банкам.

Многие ошибочно полагают, что “арест” денежных средств на счетах по определению суда о применении ОМ предполагает фактическое изъятие данных денежных средств. Это неверное представление о природе обеспечительных мер.

Арест денежных средств на счетах – это не списание средств, не обращение на них взыскания – это “заморозка” денежных средств должника в пределах заявленных сумм исковых требований, имеющихся на счетах в Банках.

Да, должник не может ими распоряжаться, да, должник не может их снять или “перекинуть” на другой счет (свой или третьих лиц), но то, что арест – это не снятие денег судебными приставами – это факт.

Пока нет решения суда, в исполнительном производстве нет взыскателя – получателя денежных средств, а, значит, нет и необходимости в изъятии и перечислении денежных средств должника кому – либо. Это четко следует понимать, если Вы решите не обращаться к приставу, а попытаться отменить ОМ в судебном порядке.

Обращение к судебному приставу – исполнителю самый быстрый и надежный вариант разрешения спорной ситуации по отмене ОМ.

Второй вариант – обратиться в суд, вынесший Определение, с ходатайством об отмене обеспечительных мер. В соответствии со ст. 144 ГПК РФ Обеспечение иска может быть отменено тем же судьей или судом по заявлению лиц, участвующих в деле, либо по инициативе судьи или суда.

Если Вы принимаете решение использовать данный вариант, следует учитывать вот что. Вопрос об отмене обеспечения иска разрешается в судебном заседании.

Что это означает? А значит это то, что решение вопроса судом отменять принятые меры или не отменять – дело не такое скорое, как бы того хотелось должнику.

Более того, одних эмоций и слезливых формулировок в тексте ходатайства, для Суда недостаточно.

Слова к делу не подошьешь, а потому, обращаясь в суд, вынесший определение, с просьбой отменить принятые меры, не забывайте обосновывать свое требование так, чтобы доводы подтверждались письменными доказательствами.

К таким доказательствам можно отнести документы, о которых я рассказывала в первом варианте при обращении к судебному приставу – исполнителю. Не представите документов – суд арест и с зарплатного счета не снимет.

Если Вы решили действовать по второму варианту, не забывайте и том, что вынесенное судом Определение о применении обеспечительных мер можно обжаловать в суд апелляционной инстанции путем направления частной жалобы через суд первой инстанции. Для этого варианта у Вас есть всего 15 дней. Пропустите срок, установленный Определением Суда и законом – восстановить его будет крайне сложно.

Ну а про то “Как не следует действовать, если цель – отменить обеспечительные меры. Реальная история из зала Суда” я рассказала здесь (кликайте по ссылке).

Всем добра!

С уважением к Вам, Т.С.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/urist13ru/otmena-obespechitelnyh-mer-varianty-i-vozmojnosti-doljnikov-v-pomosc-doljnikam-otvetchikam-5f01720c1f2d5110462e28ec

Освобождение имущества от ареста

Отмена обеспечительных мер в исполнительном производстве

Комментарий дает ведущий специалист-эксперт отдела контроля, анализа, планирования и статистики Управления ФССП России по Республике Карелия Татьяна Ермолинская

Освобождение имущества от ареста

В некоторых случаях при аресте имущества определить, кто является его собственником (законным владельцем), затруднительно. Например, когда по одному адресу расположено не одно юридическое лицо или проживают несколько граждан. В таких ситуациях после ареста имущества зачастую в суд предъявляются иски об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи.

Татьяна Ермолинская 

Процессуальные вопросы

Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» определяет, что в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи (п. 1 ст. 119 Закона).

На практике зачастую в суд обращаются не с иском, а с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя. Однако спор о праве на имущество может быть рассмотрен только в рамках искового производства. В таких ситуациях суд отказывает в удовлетворении жалобы и разъясняет заявителю право на обращение в суд с соответствующим иском.

Истцами по данной категории исков выступают лица, считающие себя собственниками или законными владельцами арестованного имущества.

В соответствии с п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», ч. 2 ст.

442 ГПК РФ ответчиками по рассматриваемым искам являются должник и взыскатель (по сводному исполнительному производству – все взыскатели).

Наиболее распространенной ошибкой при подаче иска является то, что в числе ответчиков, а иногда и единственным ответчиком, указывается Служба судебных приставов, которая может участвовать в подобных делах только в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

Согласно ч. 2 ст. 442 ГПК РФ в случае, если арест или опись имущества произведены в связи с конфискацией имущества, в качестве ответчиков привлекается лицо, чье имущество подлежит конфискации, и соответствующий государственный орган. Если арестованное или включенное в опись имущество уже реализовано, иск предъявляется также к приобретателю имущества.

Исходя из практики арбитражного суда в последнем случае подаются иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Ведь требование об освобождении имущества от ареста (исключение его из описи) предполагает снятие указанных ограничений на конкретное, фактически существующее имущество, подвергнутое аресту.

В случае если имущество на момент подачи иска уже реализовано, иск об освобождении имущества от ареста не может восстановить нарушенное право.

Вместе с тем в соответствии с п. 28 Постановления споры об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи рассматриваются в соответствии с подведомственностью по правилам искового производства независимо от того, наложен арест в порядке обеспечения иска или в порядке обращения взыскания на имущество должника во исполнение исполнительных документов.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 39 Закона в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста исполнительное производство подлежит приостановлению судом полностью или частично.
В Законе не уточнено, когда вопросы приостановления рассматривает суд общей юрисдикции, а когда – арбитражный суд.

Согласно ст. 327 АПК РФ приостановление или прекращение исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного листа, который выдан арбитражным судом, производится этим же судом либо арбитражным судом по месту нахождения судебного пристава-исполнителя.

В остальных случаях заявления о приостановлении исполнительного производства рассматривает суд общей юрисдикции.

Обратиться в арбитражный суд с заявлением о приостановлении исполнительного производства может должник, взыскатель и судебный пристав-исполнитель. В соответствии со п. 6 ч. 1 ст. 91 АПК РФ третье лицо при предъявлении иска об освобождении имущества от ареста может обратиться в суд с заявлением о применении обеспечительной меры в виде приостановления реализации имущества.

Недвижимое имущество

Право собственности у покупателя недвижимости возникает с момента государственной регистрации перехода этого права (п. 1 ст. 131 и п. 2 ст. 223 ГК РФ).

В связи с этим единственным неопровержимым доказательством права собственности на недвижимое имущество является государственная регистрация права в Едином государственном реестре, что также закреплено в ст. 2 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

На практике, перед тем как наложить арест на недвижимое имущество, судебный пристав-исполнитель, как правило, запрашивает информацию о наличии зарегистрированного за должником недвижимого имущества, поэтому при аресте недвижимости ошибки со стороны приставов редки. Однако спорные ситуации иимеют место.

Например, возникают вопросы при обращении взыскания на объекты незавершенного строительства. Доказательством права собственности на них также является государственная регистрация права.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16.02.

2001 № 59 «Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» указывает: право собственности на объект недвижимости, не завершенный строительством, подлежит регистрации только в случае, если он не является предметом действующего договора строительного подряда и при необходимости собственнику совершить с этим объектом сделку (п. 16 Письма).

Если объект незавершенного строительства является предметом действующего договора строительного подряда, то до момента государственной регистрации он не имеет собственника.

Подрядчик обладает правом владения, которое он передает заказчику по окончанию строительства. В соответствии со ст.

219 ГК РФ право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество возникает с момента его государственной регистрации.

Не являются доказательством права собственности акт приема передач объектов незавершенного строительства, договор о долевом участии в строительстве или иные документы, за исключением тех, которые подтверждают государственную регистрацию права на указанные объекты.

Другой пример: судебный пристав-исполнитель наложил арест на радиаторы, краны, вентили и т. п. Иск об освобождении имущества от ареста, заявленный собственником здания, был удовлетворен судом, поскольку установленные в здании чугунные батареи, трубы и вентили перестали быть отдельными самостоятельными объектами собственности, а стали частью принадлежащей истцу недвижимости.

В силу ст. 135 ГК РФ вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной, вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи.

Движимое имущество

Пункт 2 ст. 130 и п. 1 ст. 223 ГК РФ определяют, что права собственности у приобретателя движимой вещи по договору возникают в момент передачи этой вещи.

В случае приобретения имущества по договору при доказывании права собственности истцам по искам об освобождении имущества от ареста необходимо подтвердить фактическое получение спорного имущества.
При рассмотрении иска об освобождении от ареста озимой пшеницы судом в удовлетворении иска было отказано, т. к.

право собственности (законного владения) на земельный участок не было подтверждено доказательствами. Согласно ст.

136, 218 ГК РФ поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании этого имущества.

Зачастую сделки между гражданами не оформляются письменно. Трудно представить, что, к примеру, даря телевизор родителям, дети захотят составить договор. В то же время в соответствии со ст.

161 ГК РФ сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, должны совершаться в простой письменной форме. Несоблюдение простой письменной формы согласно ст.

162 ГК РФ лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания.

В качестве письменных доказательств права собственности на спорное движимое имущество на практике истцы предъявляют в суд, например, товарные чеки или гарантийные талоны, которые точно не являются надлежащими доказательствами.

Автотранспортные средства

Согласно п. 3 «Правил регистрации автотранспортных средств и прицепов к ним в государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ», утвержденных Приказом МВД России от 27.01.

2003 № 59, собственники транспортных средств либо лица, от имени собственников пользующиеся и распоряжающиеся транспортными средствами на основании доверенности, обязаны зарегистрировать их или изменить регистрационные данные в течение 5 суток после приобретения транспортного средства.

Получив из ГИБДД информацию о регистрации за должником автотранспортного средства, судебный пристав-исполнитель может наложить на него арест. Между тем на практике это имущество не обязательно принадлежит должнику.

Регистрация автотранспортных средств не является доказательством права собственности. В соответствии с п. 2 ст. 223 ГК РФ только в случаях, предусмотренных законом, право собственности подлежит обязательной регистрации.

Например, как на обязательность государственной регистрации права собственности на недвижимость прямо указано в законе.

Автотранспортные средства являются движимым имуществом и в законе (вышеуказанный приказ МВД – подзаконный акт) не указано на их обязательную регистрацию.

Имущество супругов

При наложении ареста на имущество физического лица по месту его проживания судебный пристав-исполнитель часто сталкивается с ситуацией, когда на это имущество претендует супруг(а).
Статья 256 ГК РФ, ст.

45 СК РФ определяют: по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга.

Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Общее имущество супругов согласно п. 2 ст. 38 СК РФ может быть разделено по их соглашению (как в период брака, так и после его расторжения). По желанию такое соглашение может быть заверено нотариально.

Понятно, что недобросовестные должники могут легко воспользоваться указанными нормами и заключить соглашение с супругом (ой) задним числом для увода имущества от долгов.

Такие ситуации на практике нередки.

При составлении соглашения, как правило, дорогостоящие вещи закрепляются за супругом (ой), а не за должником.

Необходимо учитывать следующее: из смысла ст. 38 СК РФ следует, что осуществление процедуры раздела имущества супругов связано с определением их долей и уточнением, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. Выявлять мнимые сделки нужно исходя из этого.

Зачастую споры вызваны и тем, что, по мнению истца, арест на имущество супругов по долгам одного из них незаконен, так как оно находится в совместной собственности.

Следуя требованийям ст. 45 СК РФ, ст. 256 ГК РФ, обращение взыскания по долгам одного из супругов возможно только на имущество этого супруга. Однако арест в понятие «обращение взыскания» не входит. Согласно ч. 1 ст. 69 Закона обращение взыскания – это изъятие имущества и (или) его принудительная реализация либо передача взыскателю.

Таким образом, судебный пристав-исполнитель может наложить арест на имущество, находящееся в совместной собственности супругов. Выделение доли в имуществе может быть произведено уже после ареста по иску взыскателя или сособственника.

Время создания/изменения документа: 29 августа 2011 12:15 / 05 сентября 2017 09:35

Версия для печати

Источник: https://r10.fssp.gov.ru/osvobozhdenie_imushhestva_ot_aresta/

Практика разрешения некоторых ситуаций связанных с применением обеспечительных мер в стадии исполнения судебного акта — Audit-it.ru

Отмена обеспечительных мер в исполнительном производстве

Султанов Айдар Рустэмович, начальник юридического управления ПАО «НКНХ»,
член Ассоциации по улучшению жизни и образования.

в журнале Закон. 2009. № 7. С. 67-76.

В стадии исполнения судебных актов возможность принятия обеспечительных мер очень незначительна. Это вызвано, прежде всего, тем, что вступившее в законную силу судебное решение, обладает презумпцией истинности1.

Сама постановка вопроса о приостановлении, вступившего в законную силу решения, может восприниматься, как попытка злоупотребления правом или как противоречащая принципу правовой определенности, в том виде, как ему дано толкование в Постановлениях Европейского Суда по правам человека (далее ЕСПЧ).

В целом ряде своих решений ЕСПЧ раскрывает содержание этого принципа, ссылаясь при этом на свое Постановление по делу “Брумареску против Румынии” (Brumarescu v. Romania) от 28 октября 1999 г.

, в котором он установил, что «право на справедливое судебное разбирательство судом, гарантируемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете преамбулы к Конвенции, которая в соответствующей части гласит, что принцип верховенства права является общим наследием Высоких Договаривающихся Сторон.

Одним из основополагающих аспектов принципа верховенства права является принцип правовой определенности, который требует, помимо прочего, чтобы в случае вынесения судами окончательного судебного решения оно не подлежало пересмотру».

Во многих своих решениях, вынесенных по делам против России, (начиная с дела “Рябых против Российской Федерации”2), ЕСПЧ, раскрывая принцип правовой определенности в приложении к пересмотру судебного дела в порядке надзора, указывал, что принцип правовой определенности предполагает то, что стороны не вправе добиваться пересмотра окончательного и подлежащего исполнению судебного решения лишь в целях пересмотра и вынесения нового решения по делу; что полномочия вышестоящих судов по пересмотру должны осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не для подмены надзора. Пересмотр не должен рассматриваться как замаскированное обжалование, и одна лишь возможность двух взглядов по делу не может служить основанием для пересмотра. Отклонение от этого принципа оправдано, только если это необходимо при наличии существенных и бесспорных обстоятельств.

Соответственно, можно сделать вывод, что в тех случаях, когда имеется обоснованное сомнение в том, что правосудие было осуществлено с наличием существенных ошибок и это сомнение основано на существенных и бесспорных обстоятельствах, должен существовать способ приостановления законной силы решения, который бы приостанавливал исполнение судебных актов до разрешения сомнений в наличии существенных судебных ошибок.

https://www.youtube.com/watch?v=aE73ZlSAqjs

В данной статье мы не собираемся останавливаться на праве арбитражного суда кассационной или надзорной инстанции приостанавливать исполнение судебных актов (ст.283 и 298 АПК РФ), поскольку особых проблем с толкованием и применением данного права судов проверочных инстанций не возникает. Существует обширная судебная практика по данным вопросам.

Обратим лишь внимание читателя на то, что хотя такие приостановления не поименованы обеспечительными мерами, они таковыми являются3. В частности, это может быть легко доказано тем фактом, такое приостановление подпадает под определение обеспечительных мер данное в ст. 90 АПК РФ, а также тем, что такое приостановление может быть обусловлено предоставлением встречного обеспечения (ч.

2 ст. 283 и ч.1 ст. 298 АПК РФ).

Рассмотрим значительно реже встречающуюся проблему приостановления исполнения судебного акта в связи с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам4.

В главе 37 АПК, регулирующей производство о пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, про полномочия суда приостановить исполнение решения суда при обращении с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельством ничего не сказано.

Что, собственно говоря, порой вызывает проблемы – поскольку отсутствие в процессуальном законе того или иного полномочия суда воспринимается в качестве квалифицированного молчания, означающего запрет на осуществление компетенции непоименованной в процессуальном законе.

Но согласимся с авторами рекомендующими отличать «квалифицированное молчание законодателя» от «квалифицированного пробела»5 и рассматривающими квалифицированные пробелы как изъяны6, «злостные изъяны», «квалифицированные дефекты»7.

Хотя в данном конкретном случае, мы полагаем, что речь идет о простом пробеле, а не «квалифицированном пробеле». Поскольку, на наш взгляд, приостановление исполнения судебного акта в качестве обеспечительных мер все же в соответствии с положениями ст.

90 АПК РФ может осуществляться и в стадии осуществления производства пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в тех случаях, когда непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным поворот исполнения судебного акта, в том числе, если осуществление поворота исполнения судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Хотя, можно обнаружить судебную практику, которая исходит из того, что применение обеспечительных мер в виде приостановления исполнения судебного акта недопустимо иначе как по основаниям, указанным в Федеральном законе “Об исполнительном производстве”.

К такому выводу, в частности, пришел Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении от 2 февраля 2005 г.

N Ф08-6655/04, где он отменил определение суда первой инстанции о приостановлении исполнительного производства в связи с обращением заявителя с заявлением о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

Однако, насколько обоснован данный вывод? На наш взгляд, суждение кассационной инстанции является ошибочным, притом, что сам факт отмены определения является правильным.

К данному выводу мы пришли, ознакомившись с фабулой дела, из которой следовало, что причиной обращения в суд с заявлением о приостановлении исполнительного производства явилось обращение в суд о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствами, где в качестве вновь открывшегося обстоятельства было указано погашение задолженности в полном объеме.

К сожалению, из текста судебного акта не видно, когда произошло погашение задолженности, что могло бы помочь в оценке рассматриваемого акта. Но исходя из презумпции разумности действий кассационного суда можно предположить, что погашение произошло после вступления решения в законную силу.

Тогда очевидно, что заявитель использовал негодное средство защиты, обратившись с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствами. Погашение долга не является основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, но может быть положено в основание окончания исполнительного производства.

Соответственно принятие обеспечительных мер при очевидности отсутствия вновь открывшихся обстоятельств являлось неправильным. Тем не менее, это отнюдь не означает, того, что при наличии вновь открывшихся обстоятельств, суд не вправе был бы принять обеспечительные меры в виде приостановления исполнения судебного акта, вступившего в законную силу.

Действительно, в соответствии с пунктом 1 статьи 327 АПК РФ арбитражный суд по заявлению взыскателя, должника, судебного пристава-исполнителя может приостановить исполнительное производство, возбужденное на основании выданного арбитражным судом исполнительного листа, в случаях, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве.

А закон об исполнительном производстве предусматривает возможность приостановления исполнительного производства судом в порядке, установленном процессуальным законодательством РФ полностью или частично, в том числе и в случаях оспаривания исполнительного документа или судебного акта, на основании которого выдан исполнительный документ (п.1 ч.2 ст.

39 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Наличие процессуального порядка в АПК для принятия обеспечительных мер в виде приостановления исполнения судебного акта вступившего в законную силу можно найти в ст.90 – 100 АПК РФ, учитывая, что перечень обеспечительных мер не является конечным.

Для получения утвердительного ответа о возможности применения вышеуказанных норм АПК к процедуре пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам нам нужно ответить лишь на вопрос является процедура о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам оспариванием судебного акта.

Конечно же, заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам не является жалобой вышестоящему суду, но данное заявление оспаривает презумпцию истинности вступившего в законную силу решения и удовлетворение данного заявления может закончиться отменой ранее вынесенного судебного акта.

Предметом рассмотрения и проверочных инстанций (кассационной и надзорной), и суда рассматривающего заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам является решение, вступившее в законную силу.

Причем при оспаривании, вступившего в законную силу решения, в кассационном или надзорном порядке и обращении с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам Высший Арбитражный Суд РФ не дает приоритета осуществлению той или иной процедуры в зависимости от вида данной процедуры, а предлагает определять в какой же процедуре будет рассмотрено первым в зависимости от того, какой суд первым возбудил производство ( п.17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 марта 2007 г. N 17 “О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам”).

Таким образом, можно сделать вывод, что п.1 ч.2 ст. 39 ФЗ «Об исполнительном производстве» в совокупности с нормами АПК РФ допускает приостановление исполнительного производства при оспаривании судебного акта в процедуре пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

Более того, на наш взгляд, законодатель, предусматривая возможность приостановления при оспаривании судебного акта, имел ввиду именно оспаривание судебного акта в процедуре по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку иной подход означал бы право арбитражного суда первой инстанции приостанавливать исполнение судебных актов в случае подачи кассационной и надзорной инстанций, хотя на момент принятия закона «Об исполнительном производстве» такое право было предоставлено лишь арбитражным суда кассационной или надзорной инстанции (ст.283 и 298 АПК РФ).

К сожалению, существует арбитражная практика8, где такой подход был признан обоснованным, касательно применения норм ранее действовавшего закона «Об исполнительном производстве», где суды не разделяли точки зрения, что право приостановления судебного акта в случае обращения с кассационной или надзорной жалобой принадлежит соответственно суду соответственно кассационной или надзорной инстанций. Более того высказано опасение, что неудачное воспроизведение аналогичной нормы в новом законе «Об исполнительном производстве» фактически узаконило такую практику9. На наш взгляд, критика такого подхода обоснована10, поскольку возможность приостановления исполнения решения является частью необходимых дискреционных полномочий суда, но именно суда, в который обратились для возбуждения процедуры пересмотра. Поскольку иное толкование означало бы передачу вопроса о защите права путем приостановления исполнения судебного акта судье, на чье решение была подана кассационная или надзорная жалоба, что, безусловно, порождало бы вопросы с доверием к суду уже выразившим свое мнение по указанному делу. Рассмотрение же ходатайства о приостановлении исполнения судебного акта при обращении с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельством не порождало бы аналогичных вопросов, поскольку процедура пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам это процедура самоконтроля11.

Конечно же, нам можно возразить, что перечень оснований для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся основаниям, предусмотренный ст.

311 АПК РФ не всегда предусматривает в качестве пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам обстоятельства, которые можно охарактеризовать как «извинительные», вынесшего пересматриваемый акт.

Действительно, помимо указания в качестве вновь открывшихся обстоятельств в АПК указаны не только некие внешние обстоятельства, о которых суд и стороны не могли знать в момент принятия судебного акта, но также и признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации, а также установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека (п.6 и 7 ст.311). Некоторые процессуалисты полагают, что неправильное применение Конституции РФ и Европейской Конвенции о защите прав человека и основных прав и свобод является виновной ошибкой, которая должна быть исправлена в надзорном порядке, а не в процедуре самоконтроля12. Однако, в АПК РФ законодатель предусмотрел вышеуказанные основания для пересмотра в процедуре пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, поэтому далее в данной статье не считаем возможным останавливаться на данном вопросе13.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/931252.html

ОБЕCПЕЧИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ: КОГДА НЕВОЗМОЖНО ОТМЕНИТЬ

Отмена обеспечительных мер в исполнительном производстве

Как получить юридическую помощь бесплатно

04/12/2014

Не секрет, что суды общей юрисдикции достаточно часто удовлетворяют заявления истцов о применении мер по обеспечению иска. Особенно это касается споров о взыскании денежных средств.

Предъявляя иск с требованием взыскать существенную сумму, истец указывает на наличие у ответчика машины или квартиры и в целях обеспечения исполнения возможного решения об удовлетворении иска, просит у суда наложить на машину или квартиру арест или установить запрет на совершение с ними регистрационных действий.

В принципе, это понятно: истец опасается, что ответчик продаст имущество, на которое при удовлетворении иска может быть обращено взыскание.

Если в обеспечительных мерах отпала необходимость, суд отменяет их, разрешая вопрос об отмене в судебном заседании. В ходе процесса выясняется, действительно ли необходимости в аресте имущества или запрете регистрации нет. Иногда с отменой обеспечительных мер возникают определенные сложности.

Рассмотрим пример. Истец предъявляет иск о взыскании долга по договору займа. Обязательства ответчика-заемщика обеспечены залогом недвижимого имущества. Каким будет второе требование иска? Правильно, об обращении взыскания на заложенное имущество.

И одновременно с исковым заявлением истец подает заявление о применении мер по обеспечению иска путем установления запрета совершать регистрационные действия с квартирой, на которую он же (истец) просит обратить взыскание.

Казалось бы – недвижимость в залоге, без согласия истца-кредитора и так не может быть реализована, а, соответственно, ни одна сделка с этой квартирой без согласия истца не пройдет процедуру государственной регистрации. Тем не менее, заявление об обеспечении иска подано, и обязанность судьи – рассмотреть его.

Поскольку формально оснований для отказа нет, судья удовлетворяет заявление, устанавливая для компетентного органа запрет осуществлять какие-либо регистрационные действия в отношении квартиры.

Рассмотрев дело по существу, суд удовлетворяет иск, взыскивая денежные средства, обращая взыскание на квартиру как на предмет залога.

Решение вступает в законную силу, суд выдает исполнительный лист, предъявляемый в службу судебных приставов, ну, а тот уже, в рамках возбужденного исполнительного производства совместно с территориальными органами Росимущества организует и проводит процедуру торгов.

Предположим, торги состоялись, квартира продана, составлен протокол торгов, подписан договор купли-продажи квартиры с их победителем.

Но, купив квартиру на торгах, победитель еще не становится собственником, необходима процедура государственной регистрации перехода права собственности. И вот тут победитель торгов как раз и сталкивается с тем, что в отношении купленной им квартиры установлен запрет на совершение регистрационных действий.

Сами по себе меры по обеспечению иска не отменяются – раз их применил суд, следовательно, только он (суд) может и отменить их. Зная об этом, продавец подает в суд, применивший эти обеспечительные меры, заявление об отмене.

Суд, рассмотрев дело в судебном заседании, известив, естественно, самого заявителя и сторон, обязан … производство по заявлению прекратить. Происходит это вот по какой причине. В части 1 статьи 144 Гражданского процессуального кодекса РФ четко указано, кто может быть инициатором отмены обеспечительных мер.

Это либо сам суд по своей инициативе, либо лица, участвующие в деле, то есть истец, ответчик, третье лицо, прокурор. В нашем рассматриваемом случае с таким заявлением может обратиться либо истец-кредитор, который в свое время требовал от суда применения этих мер, либо ответчик-должник.

Тот, кто купил с торгов квартиру ответчика к участию в деле о взыскании долга и обращении взыскания на заложенное имущество изначально не привлекался. Отсюда, он ставить вопрос об отмене обеспечительных мер не вправе.

Ну, а раз не вправе, суд на основании пункта 1 части 1 статьи 134 и абзаца 2 статьи 220 Гражданского процессуального кодекса РФ прекращает производство по заявлению как поданному лицом, которому федеральный закон не предоставил права обращаться с подобным заявлением.

В данной ситуации покупатель квартиры может сделать, по сути, только одно – разыскать истца-кредитора и попросить его обратиться в суд с заявлением об отмене ранее принятых обеспечительных мер.

Да ему так и так придется обращаться к истцу-кредитору – ведь речь идет о приобретении квартиры, являвшейся предметом залога, то есть квартиры обремененной. И снять это обременение можно опять же только с согласия или по инициативе кредитора.

До тех пор, пока обременение есть, регистрация каких-либо сделок, тем более, об отчуждении квартиры, не возможно. Собственно, по этой-то причине изначально не было необходимости в применении обеспечительных мер!

И хорошо, если истец-кредитор окажется человеком добросовестным и выполнит требования бедолаги-покупателя! Ведь нередки случаи, когда получив деньги, такой кредитор просто исчезает с горизонта – ведь его-то имущественный интерес удовлетворен в полном объеме, а до проблем покупателя ему дела нет. И тогда покупатель рискует вообще никогда не зарегистрировать право собственности на купленную квартиру и потерять какую-либо возможность распоряжаться ею.

Вернуться в раздел Советы юриста

Источник: http://golubcov-kazan.ru/advice/obecpechitelnye-mery-kogda-nevozmozhno-otmenit

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.