На ком лежит обязанность доказательства вины налогоплательщика

Использование в уголовном деле доказательств, полученных налоговым органом принудительно

На ком лежит обязанность доказательства вины налогоплательщика

Известно, что практически все налоговые проверки приводят к привлечению самого налогоплательщика к налоговой ответственности, а его руководителя – к уголовной.

Какие доказательства могут быть основанием для привлечения организации к налоговой ответственности, а его руководителя – к уголовной? Разные, но в первую очередь всевозможные документы.

Так вот, Налоговый кодекс РФ в ст. 126 принуждает налогоплательщика и его должностных лиц под страхом налоговой ответственности предоставить эти документы, которые впоследствии могут быть использованы против этих лиц. Налоговая ответственность это разновидность административной, которую ЕСПЧ признает частью уголовной.

Т.е. закон обязывает лицо предоставить доказательства его же вины. А как же презумпция невиновности, как же тогда не свидетельствовать против себя?

В ст. 14 УПК РФ сформулирован основополагающий принцип – презумпция невиновности. Это когда «обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном …

 порядке», при этом «подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

 Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены …, толкуются в пользу обвиняемого».

Этот же принцип фигурирует и в Налоговом кодексе – в п. 6 ст. 108. Правда, прямо он не назван как «презумпция невиновности», но формулировки совпадают «один в один».

Это же правило закреплено и в ст. 6 ч. 2 Европейской конвенции.

В п. 68 решения от 17.12.

1996 «Саундерс против Соединенного Королевства» Европейский суд пришел к выводу, что «право на молчание и его составная часть право не давать показаний против самого себя в статье 6 Конвенции специально не упомянуты, но тем не менее они являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой процедуры, о которой говорит статья 6. Их смысл inter alia – в защите обвиняемого от злонамеренного принуждения со стороны властей, что помогает избежать судебных ошибок и добиться целей, поставленных статьей 6 …. В частности, это право способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, добытым вопреки воле обвиняемого с помощью принуждения или давления. В указанном смысле это право тесно связано с презумпцией невиновности, содержащейся в п. 2 статьи 6 Конвенции» .

Примерно об этом же говорится и решении от 25.02.1993 «Функе против Франции».

Ну и что, – скажете Вы, – какое это имеет отношение к нашим уголовным и налоговым реалиям?

А вот какое. К защите от налоговой ответственности организации и уголовного преследования руководителя нужно начать готовиться с самых ранних этапов.

Важно, что на основании пункта 4 ст. 110 НК РФ «вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения». 

В упомянутом деле «Саундерс против Соединенного Королевства» показания при проверочной процедуре, данные по страхом уголовной ответственности за неуважение к суду и использованные в уголовном деле, ЕСПЧ признал нарушением Конвенции.

Приземляясь к российской действительности, можно сделать широкий вывод, что документы, принудительно представленные налоговому органу под угрозой налоговой ответственности, не могут быть применены при преследовании организации за налоговое правонарушение, а его руководителя – по уголовной статье.

При оспаривании установленной недоимки данные положения вряд ли допустимы, они касаются только случаев привлечения к ответственности.

Что нужно сделать:

1) в каждом сопроводительном документе к предоставленным в налоговый орган сведениям делать примерно такую приписку: «Прошу не использовать предоставленные документы (информацию, сведения) при решении вопроса о привлечении общества и/или его должностных лиц к какой-либо ответственности». Этот сопроводительный документ должен быть подписан руководителем;

2) при привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, например, по результатам выездной налоговой проверки по ст.

122 НК РФ, в возражениях на акт, в жалобе в управление ФНС, в заявлении в арбитражный суд, в апелляционной и кассационной жалобах ставить вопрос о недопустимости при принятии такого решения (в части привлечения к ответственности) представленных самым налогоплательщиком документов;

3) нередко как сами эти документы, так и выводы на их базе перебазируются потом к следователю. В уголовном судопроизводстве ставить вопрос об исключении из числа доказательств документов, представленных самым налогоплательщиком, а также выводов (например, заключений экспертиз), принятых на основании этих документов;

4) при вступлении в силу обвинительного приговора обратиться в Европейский суд по правам человека. Положительное решение этого суда является основанием для пересмотра приговора. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/10/21/ispolzovanie_v_ugolovnom_dele_dokazatelstv_poluchennyh_nalogovym_organom_prinuditelno

Презумпция невиновности налогоплательщиков

На ком лежит обязанность доказательства вины налогоплательщика

Пункт 6 ст. 108 НК РФ закрепляет презумпцию невиновности налогоплательщиков. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке.

Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы.

Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Из указанных положений можно сделать следующие выводы:

1. Презумпция невиновности – исходное предположение, в соответствии с которым налогоплательщик считается невиновным в совершении того или иного налогового правонарушения, пока налоговым органом не будет доказано обратное.

Предполагается, что все действия налогоплательщика законны, а сведения, содержащиеся в первичных документах и налоговой отчетности налогоплательщика, достоверны и правильны. И даже в случае обнаружения налоговым органом каких-либо ошибок, несоответствий, противоречий и т.д.

изначально предполагается, что такая “ошибочность” допущена налогоплательщиком без вины (например, вследствие опечатки, арифметической ошибки в подсчетах, противоречивого толкования налогового законодательства и т.п.).

2. Обязанность по доказыванию вины налогоплательщика в совершении конкретного налогового правонарушения возлагается на налоговый орган.

Налогоплательщик может быть привлечен к налоговой ответственности только в том случае, если налоговый орган располагает неопровержимыми доказательствами, однозначно свидетельствующими о виновности налогоплательщика в совершении налогового правонарушения. Налогоплательщик не обязан оправдываться и доказывать законность своих действий.

Закрепленная в п. 6 ст. 108 НК РФ презумпция невиновности налогоплательщика корреспондирует с положениями ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ, согласно которым обязанность доказывания в налоговых спорах в арбитражном процессе возложена на налоговый орган.

Пример.

Налоговый орган привлекает налогоплательщика к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 НК РФ, за непредставление документов, запрошенных налоговым органом в связи с проводимой налоговой проверкой.

Налогоплательщик обжалует решение налогового органа о привлечении к ответственности в арбитражный суд.

В суде налоговый орган не может представить доказательств, подтверждающих получение налогоплательщиком требования о представлении документов либо свидетельствующих об уклонении налогоплательщика от получения данного требования (необходимо отметить, что налоговые органы, как правило, направляют в адрес налогоплательщиков требования о представлении документов простым заказным письмом без уведомления о вручении).

При таких обстоятельствах в условиях отсутствия доказательств, однозначно подтверждающих вину налогоплательщика, суд признает решение налогового органа о привлечении к ответственности недействительным (см., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 2 марта 2006 года по делу N А55-21519/05-54).

С точки зрения презумпции невиновности налогоплательщика (как, впрочем, и с точки зрения презумпции добросовестности налогоплательщика) интересно рассмотреть вопрос об ответственности налогоплательщика за действия третьих лиц, например контрагентов по договору.

На практике налоговые органы часто отказывают налогоплательщикам в применении налоговых вычетов по НДС или в признании расходов для целей исчисления налога на прибыль в том случае, если выявлена “дефектность” контрагентов налогоплательщика (т.е.

поставщиков по договору поставки, исполнителей по договору об оказании услуг, подрядчиков по договору на выполнение работ и т.д.

): неисполнение контрагентом обязанностей по уплате налогов в бюджет, отсутствие контрагента по юридическому адресу, неустановление реального места нахождения контрагента.

Должен ли налогоплательщик в этих случаях нести ответственность за действия своих контрагентов и, соответственно, вправе ли налоговый орган доначислять налогоплательщику налоги, начислять пени и штрафы?

По общему правилу – нет. При условии представления налогоплательщиком всех надлежащим образом оформленных документов, подтверждающих совершение хозяйственной операции, оплату денежных средств, налогоплательщик не несет ответственности за действия своих контрагентов.

На налогоплательщиков не возложена обязанность проверять соблюдение контрагентами по сделкам требований действующего законодательства, контролировать уплату контрагентами налогов в бюджет и т.д.

В соответствии с презумпцией невиновности ответственность налогоплательщика возможна только в том случае, если налоговым органом будет доказана преднамеренность действий налогоплательщика во взаимоотношениях с “дефектными” контрагентами и направленность таких действий на уклонение от уплаты налогов (необоснованное получение налоговой выгоды).

Арбитражная практика в целом восприняла такой подход.

Так, например, ФАС Поволжского округа в Постановлении от 19 мая 2006 г.

по делу N А55-25472/05-39 указал, что при недоказанности налоговым органом обстоятельств, свидетельствующих о совершении налогоплательщиком налогового правонарушения, при отсутствии достоверных фактов, подтверждающих проявленную налогоплательщиком недобросовестность при исполнении своих налоговых обязательств, право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по НДС не может быть поставлено в зависимость от факта уплаты соответствующих сумм НДС в бюджет его поставщиками.

При этом в обоснование своих выводов суд сослался на закрепленную в п. 6 ст. 108 НК РФ презумпцию невиновности налогоплательщика.

Аналогичные выводы, основанные на презумпции невиновности налогоплательщика, содержатся в Постановлениях ФАС Поволжского округа от 14 сентября 2004 г. по делу N А55-17302/03-41, от 28 июня 2007 г. по делу N А55-16421/06, Постановлении ФАС Уральского округа от 7 августа 2003 г. по делу N Ф09-2332/03-АК и др.

Интересный спор рассмотрен ФАС Московского округа в Постановлении от 7 июня 2006 г. по делу N КА-А41/4781-06.

Налоговый орган обратился в суд с заявлением о взыскании штрафа в соответствии с п. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление документов, необходимых для осуществления налогового контроля.

При этом в ходе судебного разбирательства было установлено, что налогоплательщик представил все необходимые документы, но они были ему возвращены.

Налоговый орган в судебном заседании не смог пояснить, какие документы запрашивались у налогоплательщика и какие из них не были представлены налоговому органу.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что имеются неустранимые сомнения в отношении обстоятельств совершения налогового правонарушения, в связи с чем применил презумпцию невиновности налогоплательщика (неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица).

Налоговая ответственность, Налоговые споры

Источник: http://www.pnalog.ru/material/prezumpciya-nevinovnosti-nalogoplatelshika

Как налоговая будет доказывать преднамеренную неуплату налогов?

На ком лежит обязанность доказательства вины налогоплательщика

Продолжаем разбирать ключевые документы, выпущенные ФНС в июле. В этой статье подробному разбору подвергнется письмо ФНС от 13 июля 2017 года № ЕД-4-2/13650@.

В нём содержатся методические рекомендации для управлений налоговой службы разных уровней по установлению в ходе налоговых и процессуальных проверок обстоятельств, свидетельствующих об умысле в действиях должностных лиц налогоплательщика, направленном на неуплату налогов.

Письмо является результатом совместного заседания коллегий Следственного Комитета и налоговой по вопросу «Повышение эффективности взаимодействия налоговых и следственных органов по выявлению и расследованию преступлений в сфере налогообложения».

Умышленно или неумышленно?

Начинается этот «замечательный» 24-страничный документ с определения умышленного и неумышленного налоговых правонарушений.

«Налоговое правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, возникших вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать.

Например, к налоговому правонарушению привела низкая квалификация либо временная нетрудоспособность бухгалтера организации, однако согласно сложившейся практике не могут быть правомерными основаниями невиновности организации личностные и профессиональные обстоятельства сотрудников организации, что в итоге влечет, например, налоговую ответственность в виде штрафа размером 20% от не уплаченных сумм, предусмотренную пунктом 1 статьи 122 Кодекса.»

А вот так налоговики характеризуют умышленность совершения налогового правонарушения:

«Примером умышленности совершения налогового правонарушения, влекущей применение налоговой ответственности в виде штрафа 40% от не уплаченных сумм, предусмотренную пунктом 3 статьи 122 Кодекса, является совокупность действий налогоплательщика, направленных на построение искаженных, искусственных договорных отношений, имитация реальной экономической деятельности подставных лиц (фирмы-однодневки).»

Применяемые доказательства

Конечно, наличие умысла ещё предстоит доказать в ходе проверки или следственных мероприятий. Например:

«Умысел может быть доказан совокупностью обстоятельств совершения налогового правонарушения в их единстве, взаимосвязи и взаимозависимости. Для того чтобы обосновать умышленность совершенного деяния, в акте налоговой проверки требуется в обязательном порядке сформулировать цели и мотивы, которые преследовались конкретным лицом при совершении противоправных действий.»

Подтверждать вину будут с помощью уже знакомых нам инструментов:

Пояснений налогоплательщика;

Допросов;

Истребования документов и иной информации;

Осмотров;

Выемки;

Направления запросов в банк;

Цитата:

«К ним могут быть отнесены руководитель, главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера), в обязанности которых входит подписание отчётной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов, а равно иные лица, если они были специально уполномочены органом управления организации на совершение таких действий.»

Об умысле, по мнению налоговой, могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

1. Согласованность действий группы лиц, направленная на минимизацию налоговых обязательств.

2. Доказанные факты подконтрольности фирмы-«однодневки».

3. Факты имитации налогоплательщиками хозяйственных связей с фирмами-«однодневками».

4. Сложный и запутанный, продолжающийся во времени, повторяющийся характер действий налогоплательщика в рамках налоговой схемы.

5. Наличие «чёрной бухгалтерии», печатей и документации фирм-однодневок в помещении проверяемого налогоплательщика.

Акт налоговой проверки

Рекомендации касаются и акта налоговой проверки. Точнее, языка, которым пользуются инспекторы для его составления. Предлагается уйти от расплывчатых формулировок и вольного изложения терминологии Налогового Кодекса. Также налоговикам не советуют пользоваться общими фразами описательного характера.

Осведомлённость налоговиков

В этом плане письмо удивляет. Последняя треть документа практически полностью посвящена самым распространённым схемам уклонения от уплаты налогов.

Они описаны с впечатляющей подробностью. К каждой схеме имеются комментарии, включающие перечень мероприятий, которые следует провести для проверки подозрительной схемы. Такой подход даёт понять степень осведомлённости налоговой о действиях налогоплательщиков по занижению налогооблагаемой базы. И ФНС показывает свою информированность и компетентность в этом вопросе на 100%.

Приложения

В качестве приложений к письму идут два перечня обязательных вопросов, подлежащих выяснению у сотрудников и руководителей проверяемого предприятия. В частности, для установления личности реального руководителя, деловой репутации организации или обстоятельств подписания договора о сотрудничестве с контрагентом.

Что в итоге?

Мы видим высокую степень информированности налоговой о тех схемах, которые массово используют налогоплательщики.

К тому же, на лицо работа на повышение эффективности доказательства вины должностных лиц организации в фактах уклонения от налогов, фальсификации хозяйственной деятельности.

Но главное — это тесное межведомственное взаимодействие, которое проявили две правительственные организации (налоговая служба и Следственный Комитет) при создании этого документа. Они смогли выработать практические рекомендации, подходящие для создания доказательной базы по установлению обстоятельств, свидетельствующих об умышленной неуплате налогов.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5976fb54b2d009201e3c253d/kak-nalogovaia-budet-dokazyvat-prednamerennuiu-neuplatu-nalogov--5993c71b1410c3e987fd8a88

К вопросу о доказывании вины налогоплательщика в налоговых спорах и некоторых рекомендациях

На ком лежит обязанность доказательства вины налогоплательщика

В свое время, принятие Налогового кодекса, провозгласившего принцип презумпции невиновности налогоплательщика,  давало надежду на то, что процесс осознания необходимости формального закрепления достаточно очевидного для специалистов принципиального положения уже вполне созрел. Более того, уже и воплотился в одном из основных нормативных актов. С другой же стороны практикующие юристы понимали, что одной лишь декларации далеко не достаточно.

Если обратиться к аналогии с уголовным процессом, то ни один суд не сочтет возможным привлечь подсудимого к уголовной ответственности, если не доказана его вина (в форме умысла или неосторожности) в совершении конкретного преступления.

В принципе, в отношении налогового правонарушения и, соответственно, возможности привлечения лица к налоговой ответственности, должен действовать тот же подход, не доказана вина – нет основания для привлечения к ответственности, даже при доказанности самого факта налогового нарушения.

Обязанность доказывания вины, как одного из обязательных элементов состава налогового правонарушения, лежит, в силу закона, на налоговом органе.

Задача же налогоплательщика сводится к максимальному использованию положений налогового законодательства для защиты своих прав.

Почему мы вынуждены говорить о формулировках кодекса лишь как о декларации?

Практическое применение положений кодекса в арбитражных процессах требует не только четких формулировок, исключающих двоякое толкование или неопределенность. Необходимо наработать судебную практику в исследовании вопроса о наличии либо отсутствии вины налогоплательщика, ее формах, а также влиянии их на степень ответственности налогоплательщика за совершенное налоговое правонарушение.

Уже после принятия кодекса, в реальных процессах, рассматривавших налоговые споры, при представлении в арбитражном суде интересов налогоплательщиков мной неоднократно заявлялось о необходимости исследования вопроса наличия или отсутствия вины налогоплательщика в каждом конкретном случае.

При этом требования звучали как в тексте искового заявления, так и в выступлениях в заседаниях, в ходе рассмотрения споров. При этом требования сопровождались ссылками на соответствующие нормы налогового кодекса. Однако неизменная реакция суда, в подавляющем большинстве случаев, сводится к полному игнорированию подобных заявлений.

В тексте решений, как первой, так и апелляционной инстанций вопрос вины налогоплательщика никак даже не упоминается.

Некоторую долю оптимизма привносит то обстоятельство, что в некоторых округах все же начинает формироваться арбитражная практика последовательного применения принципа презумпции невиновности налогоплательщика при рассмотрении налоговых споров.

Здесь, полагаю необходимо сделать некоторое отступление, точнее некоторый экскурс в подробности норм налогового законодательства.

Презумпция невиновности налогоплательщика закреплена статьей 108 Налогового кодекса.

Она сформулирована следующим образом: «Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу решением суда».

Презумпция невиновности налогоплательщика является одним из проявлений общей презумпции добросовестности налогоплательщика, ибо в ее основе лежит предположение о том, что налогоплательщик не совершал налоговых правонарушений.

Нельзя ставить вопрос о виновности налогоплательщика, пока не будет установлен факт совершения налогового правонарушения (причем такой факт считается установленным лишь в случае, когда это сделано в полном соответствии с НК, другими федеральными законами). Кроме того, налоговый орган должен доказать, что налогоплательщик совершил налоговое правонарушение либо умышленно, либо по неосторожности.

Если говорить о процессе доказывания со стороны налогового органа, необходимо рассмотреть те требования, которым должно соответствовать содержание документов, которыми проверяющий орган оформляет результаты налоговой проверки.

При этом представляется вполне обоснованным предположение о том, что для того, чтобы суд имел возможность исследовать и оценить вопрос вины налогоплательщика, в указанных документах должны быть отражены конкретные действия или бездействия конкретных должностных лиц организации-налогоплательщика.

В первую очередь, таким документом является акт проверки, затем решение и конечно же, те документы, на которые ссылается налоговый орган в своем решении и приводит их в качестве приложений к акту, поскольку только документы, нашедшие отражение в решении налогового органа, могут быть использованы им в суде, в качестве доказательств при отстаивании позиции в процессе рассмотрения налогового спора.

И здесь, в свою очередь, возникает ряд вопросов, которые должны получить соответствующее отражение в указанных результирующих документах.

Во-первых, документы должны отражать сведения о конкретных деяниях (действиях или бездействии, которые, в конечном итоге и привели к неблагоприятным для бюджета последствиям).

Во-вторых, те конкретные лица, деяния которых упоминаются, должны соответствовать определению должностных лиц проверяемого налогоплательщика, имеющих реальную возможность повлиять на ведение налогового учета и отчетности, т.е.

либо выполняющие какие-либо технические функции, либо имеющие возможность давать административно- управленческие указания, обязательные для исполнения иными участниками процесса. Т.е.

должны быть упомянуты документы, конкретизирующие (опосредующие) назначение указанных лиц на соответствующие должности, а также документы, определяющие круг должностных обязанностей (полномочий).

Этот статус может и должен быть закреплен во вполне определенных документах – приказах о назначении на должность, возложении исполнения обязанностей (постоянно или временно), наделении конкретным объемом полномочий и компетенции, должностных инструкциях, положениях о подразделениях, уставах, контрактах и т.п.

В-третьих, между перечисленными деяниями упомянутых лиц и наступлением соответствующих негативных последствий, в виде налогового правонарушения, должна быть установлена причинно-следственная связь, т.е. однозначно доказано, что именно эти деяния именно этих конкретных лиц и явились причиной и привели в следствии своего совершения к выявленным нарушениям.

Необходимо учитывать также, что для полного состава доказательств по делу, в материалах проверки должны присутствовать не только собственно налоговая декларация, в которой допущены искажения отчетных данных, но и все перечисленные выше трудовые договоры, контракты, приказы о назначении на должности, должностные инструкции и т.д. и т.п. Кроме того, необходимо учитывать общее правило о том, что вина налогоплательщика — организации должна и может доказываться через виновные деяния конкретных физических лиц.

В случае же если в документах, которыми оформлены результаты налоговой проверки отсутствуют указанные сведения или они не подкреплены соответствующими документами в качестве доказательств, или они отражены не полностью, или при рассмотрении спора эти доказательства не представлены, говорить о доказанности вины конкретных должностных лиц, а соответственно и организации – налогоплательщика, у налогового органа оснований нет.

В таком случае у суда не будет достаточных оснований сделать вывод о доказанности вины налогоплательщика и как следствие – будут отсутствовать основания для привлечения лица к налоговой ответственности.

Как правило, инспекторы налогового органа, проводящие выездную налоговую проверку, ограничиваются документами, предоставляемыми бухгалтерией. В результате в Акте проверки фигурируют лишь две основные фамилии должностных лиц организации – Генерального директора и главного бухгалтера, с указанием на номера и даты документов о назначении на должности.

При этом зачастую, из виду упускаются такие обстоятельства как, к примеру то, что в процессе учета финансовых средств предприятия задействованы, кроме бухгалтерии (в полном составе, дополнительно к главному бухгалтеру), также иные финансовые службы и должностные лица.

Это и финансовый директор и финансово-экономический отдел и подчиненные им службы и подразделения.

Учет и хранение документов в которых конкретизируются должностные обязанности работников предприятия, как правило, отнесены к компетенции отдела кадров, в секретариате концентрируются общие приказы по предприятию и т.д. и т.п.

Несложно заметить, что даже территориальное обособление части документации может рассматриваться как определенная мера защиты информации не только в общепринятом режиме ее сохранения, но и в части обеспечения возможностей для защиты своих интересов, в части налогового контроля.

Таким образом, если действовать в полном соответствии с налоговым законодательством, для того чтобы обоснованно привлечь налогоплательщика к ответственности за нарушение налогового законодательства, инспекторы, проводящие проверку, должны проводить ее и оформлять результаты проверки с той же тщательностью как, к примеру, следователи полицейских подразделений или следственного комитета отрабатывают материалы по обвинению в совершении уголовного преступления. Совершенно нелепой в глазах человека даже не очень просвещенного в вопросах права, выглядит судебный процесс, в результате которого обвинительный приговор выносится в отношении лица, вина которого следствием не установлена и в суде не доказана.

В подобном сравнении, безусловно, содержится некоторая условность, однако определенная аналогия может быть прослежена.

При всем вышеизложенном, многие практики расценивают большую часть споров с налоговыми органами, как «игру в одни ворота». Если налоговая выигрывает, то в результате получает доначисление налогов, штрафов, пеней. Если проигрывает, то ничего не получает, но и ничего не теряет.

Налогоплательщик же теряет при любом раскладе. Если проигрывает, платит недоимку по налогам, штрафы, пени. Если выигрывает, не платит недоимки, но теряет судебные издержки (в частности, расходы на оплату помощи адвоката), которые никто, как правило, в полном объеме не возмещает.

При этом Налоговый кодекс предусматривает такую возможность, но ей мало кто пользуется.

Даже выиграв дело и осознав свою правоту, налогоплательщик, как правило, не идет на истребование судебных издержек, дабы не осложнять отношения со «своей» налоговой и без того «подпорченные» в результате состоявшегося судебного обжалования.

Действия добросовестного налогоплательщика должны быть направлены в первую очередь на наведение порядка в учете и отчетности, и это ни у кого не вызывает сомнения. Однако, кроме этого, по моему глубокому убеждению, можно и нужно воспользоваться всеми допускаемыми действующим законом мерами для защиты своих собственных имущественных интересов.

Тем более что положительные примеры решения арбитражных судов уже есть. И подобные решения выносятся судам, в том числе, и на уровне кассационной инстанции.

В качестве примеров можно привести некоторые фрагменты решений арбитражных судов кассационной инстанции, которые проверяли законность судебных актов, вынесенных судами первой и апелляционной инстанций по налоговым спорам. Указанные формулировки могут помочь, отчасти, при подготовке позиции по налоговому спору.

Так, ФАС Уральского округа (кстати, наиболее последовательный в практическом применении принципа презумпции невиновности налогоплательщика) в одном из своих постановлений указал: «поскольку из решения о привлечении общества к налоговой ответственности и других материалов дела не видно, какие виновные неправомерные действия (бездействие) налогоплательщика повлекли неполную уплату налога на добавленную стоимость, состав правонарушения применительно к диспозиции ст. 122 Кодекса инспекцией не установлен. Факт непредставления документов, подтверждающих обоснованность применения налоговых вычетов, не образует состава указанного правонарушения».

В данном случае, суд постановил, что поскольку факт непредставления документов, подтверждающих обоснованность применения налоговых вычетов, не образует неуплаты налога на добавленную стоимость, суды первой и апелляционной инстанций правомерно отказали налоговому органу в удовлетворении требования о взыскании с общества штрафа.

 ФАС Поволжского округа в одном из своих постановлений указал, что “в действиях налогоплательщика, правомерно применившего налоговый вычет при исчислении суммы единого социального налога на сумму начисленных за этот же период страховых взносов, отсутствует состав налогового правонарушения, под которым понимается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие), за которое Кодексом установлена ответственность”.

Как указал ФАС Уральского округа, отказывая налоговому органу во взыскании штрафа за неуплату единого социального налога, арбитражный суд правомерно указал на недоказанность состава налогового правонарушения.

При этом судом кассационной инстанции отмечено, что «поскольку из материалов выездной налоговой проверки, решения о привлечении к налоговой ответственности не видно, какие виновные неправомерные действия налогоплательщика повлекли неуплату налога, состав правонарушения применительно к диспозиции ст. 122 НК РФ РФ налоговым органом не доказан».

Одна из основных рекомендаций может быть сведена к тому, что привлечение квалифицированных профессионалов, специализирующихся на юридическом обеспечении налоговых споров и правоотношений, на возможно более ранних этапах возникновения налогового спора, или даже до его возникновения (для реализации превентивных мероприятий) поможет руководству организации своевременно и правильно выстроить программу защиты своих интересов в области налоговых правоотношений.

При этом не следует забывать о том, что сохранение в числе действующих каждого работающего предприятия это не только сохранение рабочих мест и соответствующей инфраструктуры и участника общего процесса производства (сферы услуг и т.п.), но и сохранение налогоплательщика, продолжающего вносить свой посильный вклад, в том числе и в пополнение бюджета.

Источник: https://pravorub.ru/articles/80940.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.